Лужин Его Преступления

Теория махрового эгоиста — «теория целого кафтана». Она гласит, что каждый человек должен любить только себя, преследовать и продвигать, блюсти только свои интересы. И когда человек, любя себя, станет и дела свои только обделывать как следует, то и кафтан его останется цел.

Лужинская «экономическая теория» оправдывает совершенно любую эксплуатацию других людей, выстроена теория на голом расчете и только личной выгоде. По ней получается, что тот, кто стоит хотя бы чуть выше на социальной лестнице, имеет деньги, власть, имеет полное право использовать хоть жену, хоть приятелей, хоть тех, кто ниже него в сословных чинах, так, как ему вздумается, захочется и только ради собственной выгоды и достижения собственных целей. Можно переступить через любого, кто ниже тебя, можно пройти хоть по трупам, в принципе — можно даже и убить, если это поспособствует личной его выгоде.

Автор уделяет много внимания описанию одежды героя. Например, Лужин всегда отдавал предпочтение светлым «юношественным» цветам. Писатель, таким образом, подчеркивает, что мужчина стремился казаться моложе своих лет. Петр Петрович часто носил «хорошенькие» светло-коричневые летние пиджаки, такие же светлые брюки из легкой ткани, светлую жилетку. Белье на Лужине всегда было свежим, недавно купленным, из тонкой, дорогой ткани. Чиновник любил батистовые легкие галстуки в расцветку из розовых полос. Стиль Лужина сочетался с внешностью мужчины.

Петр Петрович, как и Родион, выработал – на основании собственного опыта – теорию. Герой назвал свое изобретение «теорией целого кафтана». Расчетливость и рациональность Петра Петровича сочетаются с жизненным кредо мужчины. Теория Лужина говорит, что преследование личных интересов и любовь к себе – естественные явления. Неестественно – отдавать последние средства другим людям. Любовь к себе и защита личных интересов позволять «оставить кафтан целым».

Лужин Его Преступления

Большое значение герой придает одежде. Одевается стильно, можно сказать, по-щегольски, предпочитая светлые юношеские цвета. Пиджаки и брюки – светлых тонов, все новенькое, словно только что из пошива, на голове модная круглая шляпа. Непременный атрибут Лужина – «настоящие жувеневские» перчатки, которые принято носить в руках, не надевая. Батистовый платок благоухает парфюмом, на шее батистовый галстук в розоватых тонах. Образ завершают золотой лорнет и массивный перстень с желтым драгоценным камнем. Неудивительно, что при таких данных мужчина пользуется повышенным вниманием женского пола.

Идеальной партией для Лужина в плане женитьбы является Авдотья Романовна Раскольникова. У нее есть все, что нужно Петру Петровичу: молодость, ум, благонравие, воспитание и бедность. Лужин рассуждает следующим образом: Дуня, пережившая много трудностей, будет до самой смерти благодарна своему избавителю, то есть, ему. Петра Петровича восхищает красота девушки и раззадоривает ее пугливость и беспомощность. Лужин ищет рабыню, которая прислуживала бы ему в знак благодарности.

Наряду с Лыжиным в качестве прототипа Лужина называют и мужа сестры писателя Петра Андреевича Карепина[7]. В 1840 году Карепин женился на Варваре Михайловне Достоевской, бывшей моложе него на 26 лет, и вскоре стал опекуном её младших братьев и сестёр. Фёдор Михайлович никогда не встречался с ним, но вёл переписку. В 1844 году, выйдя в отставку и нуждаясь в деньгах, Достоевский решает отказаться от своей доли наследства за 1000 рублей серебром, однако Карепину, считающему себя опытнее в деловых и жизненных вопросах, не нравится как этот план, так и образ мыслей Достоевского вообще. Например, в одном из писем Карепин пытается образумить Достоевского так: «Вам ли оставаться при софизмах портических, в отвлеченной неге и лени Шекспировских мечтаний? На что они, что в них вещественного, кроме распаленного, раздутого, распухшего — преувеличенного, но пузырного образа?» — «Если вы считаете пошлым и низким трактовать со мною о чем бы то ни было. то все-таки вам не следовало бы так наивно выразить своё превосходство заносчивыми унижениями меня, советами и наставлениями, которые приличны только отцу, и шекспировским мыльным пузырем. Странно: за что так больно досталось от вас Шекспиру. Бедный Шекспир!» — отвечает ему Достоевский. В другом письме Фёдор Михайлович прямо замечает Карепину: «Вы человек деловой, Петр Андреевич, Вы и с нами действуете, как человек деловой, не иначе, и так как Вы человек деловой…»[8]. При этом некоторые исследователи склоняются к тому, что образ Карепина, созданный Достоевский на основании писем, не вполне точен, приводя слова брата писателя, называвшего опекуна «не просто добрым, но евангельски-добрым человеком» (да и просьбу Достоевского Карепин в итоге удовлетворил, выделив ему желаемую сумму из собственных средств)[9].

Лужин — нувориш. Этот человек только начинает «выбиваться в люди». И всем своим внешним обликом он хочет обратить внимание окружающих на свое приобретенное благосостояние. Образ Лужина в романе «Преступление и наказание» сводится к описанию одежды и работы парикмахера, который проводит над головой и бакенбардами этого господина весьма тщательные манипуляции. У него приятная внешность, лет ему около сорока пяти, но выглядит он несколько моложе. Одежда его безупречна и имеет модный покров.

Господин Лужин хочет, чтобы за него вышла замуж Дуня Раскольникова, однако совсем не из-за любви к ней. Он понимает, насколько женщина рядом с мужчиной может поднять его положение. Петр Петрович всю свою жизнь мечтал о девушке благонравной, именно такая «прелестная, добродетельная, образованная» девушка способна «удивительно скрасить его дорогу, привлечь к нему, создать ореол». Для Лужина также было важным, чтобы его будущая супруга обязательно было бедна, чтобы на своем жизненном пути она прошла множество препятствий. Такая «запуганная» девушка, по его мнению, была бы ему предана всю жизнь. Она бы «всю жизнь считала его спасением своим, благоговела перед ним, подчинялась, удивлялась ему, и только ему одному». Лужин искал себе рабыню, готовую ему прислуживать в знак благодарности.

Вот такие корыстные цели были у него по отношению к Дуне. Конечно, гордую и нравственно чистую девушку это не устраивало. Дуня первоначально хочет выйти замуж за Лужина, чтобы материально спасти свою семью. Она готова принести себя в жертву, однако ничтожный характер Лужина не смог бы ужиться с хрупкой девушкой. Дуня порывает с Петром Петровичем все отношения.

Образ Лужина из романа Преступление и наказание

«Преступление и наказание» – это глубоко психологическое и философское произведение Достоевского. Лужин Петр Петрович – состоятельный мужчина лет 45. Мечтает открыть свое дело. Расчетливый и неприятный человек, думает взять в жены Дуню, чтобы она чувствовала себя обязанной ему, ради того, чтобы потешить свое самолюбие.

Вас может заинтересовать ::  Компенсация Коммунальных Платежей Ветеранам Труда Перестала Приходить

Лужин — оправдывает ли этот человек свою фамилию? Неужели его душа действительно похожа на мутную, грязную лужу? Немного отвлечемся и вспомним Н.В. Гоголя, говорившем о Ноздреве как о типе людей, которые никогда не переведутся на этой земле. Можно утверждать, что к этой категории относится и господин Лужин.

Писатель не только сам рисует портрет персонажа, многое можно узнать и по отзывам, характеристикам, которые дают Петру Петровичу те, кто его знает: Свидригайлов, например, Лебезятников и другие. Реплики знающих Лужина только подчеркивают противоречия между внешностью и внутренней сутью этого персонажа.

Деньги сделали из героя подлого и жадного человека. Он расчетлив, хочет владеть Соней как рабой. Сам себя он считает ее спасителем. Бедность героини ведет к свадьбе Сони с Лужиным, однако ей не суждено было случиться. Лужин, как и Раскольников, имеет свою теорию. Это теория о целом кафтане, согласно которой нужно заботиться только о своем благополучии и нисколько не думать о положении других людей.

Это человек сорока пяти лет, имеет чин надворного советника. Стоит сказать, звание довольно почетное: дарует право на личное дворянство. Петр Петрович Лужин осанистый, чопорный господин с «брезгливой, осторожной физиономией». Образ героя Лужина в романе «Преступление и наказание» несколько комичный. Он жених сестры главного героя. На нем при первой встрече со студентом одежда модная, дорогая. Он выглядит так, словно только что вышел от портного. Петр Петрович носит щегольскую круглую шляпу и с этим элементом туалета обращается подчеркнуто осторожно. На руках его пара сиреневых перчаток, которые, как и прочие элементы одежды, новые, не так давно приобретенные. Что-то в облике этого господина есть искусственное, бутафорское.

Раскольников поверил в утопическую идею о делении людей на великих и посредственных. По его мнению, есть те, что, подобно Наполеону, способны вершить историю. Но их мало. Большинство же — серая никчемная масса. Родиону Романовичу очень хотелось верить, что он относится к первой категории. Правда, после совершения преступления он начал подозревать, что его теория имеет некоторые недостатки. Есть в человеческой жизни чувства, любовь. А есть расчетливость, рациональность. Логика жизни опровергает даже самую передовую теорию. Образ Лужина в романе «Преступление и наказание» символизирует расчетливость.

Ну и, наконец, натура Лужина дополнительно раскрывается в его взаимоотношениях с Лебезятниковым, опекуном которого он слыл и у которого остановился по приезде в Петербург: «Он остановился у него по приезде в Петербург не из одной только скаредной экономии, хотя это и было почти главною причиной, но была тут и другая причина. Еще в провинции слышал он об Андрее Семеновиче, своем бывшем питомце, как об одном из самых передовых молодых прогрессистов и даже как об играющем значительную роль в иных любопытных и баснословных кружках. Это поразило Петра Петровича. Вот эти-то мощные, всезнающие, всех презирающие и всех обличающие кружки уже давно пугали Петра Петровича каким-то особенным страхом, совершенно, впрочем, неопределенным. Уж конечно, сам он, да еще в провинции, не мог ни о чем в этом роде составить себе, хотя приблизительно, точное понятие. Слышал он, как и все, что существуют, особенно в Петербурге, какие-то прогрессисты, нигилисты, обличители и проч., и проч., но, подобно многим, преувеличивал и искажал смысл и значение этих названий до нелепого. Пуще всего боялся он, вот уже несколько лет, обличения, и это было главнейшим основанием его постоянного, преувеличенного беспокойства, особенно при мечтах о перенесении деятельности своей в Петербург. В этом отношении он был, как говорится, испуган, как бывают иногда испуганы маленькие дети. Несколько лет тому назад в провинции, еще начиная только устраивать свою карьеру, он встретил два случая, жестоко обличенных губернских довольно значительных лиц, за которых он дотоле цеплялся и которые ему покровительствовали. Один случай кончился для обличенного лица как-то особенно скандально, а другой чуть-чуть было не кончился даже и весьма хлопотливо. Вот почему Петр Петрович положил, по приезде в Петербург, немедленно разузнать, в чем дело, и если надо, то на всякий случай забежать вперед и заискать у «молодых поколений наших». Ему надо было только поскорей и немедленно разузнать: что и как тут случилось? В силе эти люди или не в силе? Есть ли чего бояться собственно ему, или нет? Обличат его, если он вот то-то предпримет, или не обличат? А если обличат, то за что именно, и за что собственно теперь обличают? Мало того: нельзя ли как-нибудь к ним подделаться и тут же их поднадуть, если они и в самом деле сильны? Надо или не надо это? Нельзя ли, например, что-нибудь подустроить в своей карьере именно через их же посредство. Как ни был простоват Андрей Семенович, но все-таки начал понемногу разглядывать, что Петр Петрович его надувает и втайне презирает и что «не такой совсем этот человек». Он было попробовал ему излагать систему Фурье и теорию Дарвина, но Петр Петрович, особенно в последнее время, начал слушать как-то уж слишком саркастически, а в самое последнее время — так даже стал браниться. Дело в том, что он, по инстинкту, начинал проникать, что Лебезятников не только пошленький и глуповатый человечек, но, может быть, и лгунишка, и что никаких вовсе не имеет он связей позначительнее даже в своем кружке, а только слышал что-нибудь с третьего голоса . Кстати заметим мимоходом, что Петр Петрович, в эти полторы недели, охотно принимал (особенно вначале) от Андрея Семеновича даже весьма странные похвалы, то есть не возражал, например, и промалчивал, если Андрей Семенович приписывал ему готовность способствовать будущему и скорому устройству новой «коммуны» где-нибудь в Мещанской улице; или, например, не мешать Дунечке, если той, с первым же месяцем брака, вздумается завести любовника; или не крестить своих будущих детей и проч., и проч. — всё в этом роде. Петр Петрович, по обыкновению своему, не возражал на такие приписываемые ему качества и допускал хвалить себя даже этак — до того приятна была ему всякая похвала. »

Для проницательного Раскольникова в этих простодушных словах Пульхерии Александровны характеристика-портрет мелкой души ухватистого Лужина уже дана полная. Многое добавляет и внешний портрет Петра Петровича, данный при первом его визите к Родиону, его поведение: «Это был господин немолодых уже лет, чопорный, осанистый, с осторожною и брюзгливою физиономией, который начал тем, что остановился в дверях, озираясь кругом с обидно-нескрываемым удивлением и как будто спрашивая взглядами: «Куда ж это я попал?» в общем виде Петра Петровича поражало как бы что-то особенное, а именно, нечто как бы оправдывавшее название «жениха», так бесцеремонно ему сейчас данное. Во-первых, было видно и даже слишком заметно, что Петр Петрович усиленно поспешил воспользоваться несколькими днями в столице, чтоб успеть принарядиться и прикраситься в ожидании невесты, что, впрочем, было весьма невинно и позволительно. Даже собственное, может быть даже слишком самодовольное собственное сознание своей приятной перемены к лучшему могло бы быть прощено для такого случая, ибо Петр Петрович состоял на линии жениха. Всё платье его было только что от портного, и всё было хорошо, кроме разве того только, что всё было слишком новое и слишком обличало известную цель. Даже щегольская, новехонькая, круглая шляпа об этой цели свидетельствовала: Петр Петрович как-то уж слишком почтительно с ней обращался и слишком осторожно держал ее в руках. Даже прелестная пара сиреневых, настоящих жувеневских перчаток свидетельствовала то же самое, хотя бы тем одним, что их не надевали, а только носили в руках для параду. В одежде же Петра Петровича преобладали цвета светлые и юношественные. На нем был хорошенький летний пиджак светло-коричневого оттенка, светлые легкие брюки, таковая же жилетка, только что купленное тонкое белье, батистовый самый легкий галстучек с розовыми полосками, и что всего лучше: всё это было даже к лицу Петру Петровичу. Лицо его, весьма свежее и даже красивое, и без того казалось моложе своих сорока пяти лет. Темные бакенбарды приятно осеняли его с обеих сторон, в виде двух котлет, и весьма красиво сгущались возле светловыбритого блиставшего подбородка. Даже волосы, впрочем чуть-чуть лишь с проседью, расчесанные и завитые у парикмахера, не представляли этим обстоятельством ничего смешного или какого-нибудь глупого вида, что обыкновенно всегда бывает при завитых волосах, ибо придает лицу неизбежное сходство с немцем, идущим под венец. Если же и было что-нибудь в этой довольно красивой и солидной физиономии действительно неприятное и отталкивающее, то происходило уж от других причин. »

Вас может заинтересовать ::  Объект Административных Правоотношений

Пётр Петрович Лужин, Преступление и наказание: характеристика персонажа

В сентябре 1865 года некий Михаил Катков, издатель «Русского вестника», получает из Висбадена письмо. Факт, возможно, не особо примечательный, если бы не одно или даже два но… Первое – пишет ему Фёдор Михайлович Достоевский, и второе – пишет он ему о замысле своего нового романа. Идея произведения, по словам самого автора, заключается в «психологическом отчёте одного преступления». Иными словами, жил-был молодой человек, самый что ни на есть обычный, мещанин по происхождению, который в силу неудачно складывающихся обстоятельств оказывается в крайней бедности. Что делать? По легкомыслию ли, по внутренней ли шаткости, но он поддаётся витающим в ту пору в воздухе «недоконченным» идеям и решается убить одну старуху-процентщицу. Старуха злая, мерзкая, глупая и до неприличия жадная. Для чего ей жить? Может ли она принести пользу хоть кому-нибудь? Однозначный ответ «нет» сбивает с толку бывшего студента. Он убивает её и затем грабит, с тем лишь, чтобы на «вырученные» деньги осчастливить самого себя и всех страждущих и тем самым исполнить «гуманный долг человечеству». Что ж, здесь вполне угадывается и название последующей книги – «Преступление и наказание», и имя главного героя – Родион Раскольников. А теперь подробнее о самом романе, а также о персонаже, у которого весьма говорящая фамилия – Лужин Петр Петрович.

По приезду в Петербург Лужин на правах жениха отправился навестить Раскольникова. Переступил порог он с чувством благодетеля и с нескрываемым желанием выслушать как можно больше сладких комплиментов в свой адрес. Безмерное тщеславие, крайняя степень самоуверенности или, лучше сказать, самовлюблённости, сыграли с ним дурную шутку. Пробившись «в люди», возвысившись из ничтожества, он привык любоваться своей внешностью, своим умом, способностями, и до того доходило, что иногда, наедине, он заглядывался на своё лицо в зеркале. А еще он чрезвычайно любил деньги. Свои, чужие, добытые в труде или иными способами – не важно, главное – само их наличие. Ведь они помогали ему возвыситься над себе подобными и равняли его с теми, кто был выше его. Что ж, почва для сватовства на Дуне самая что ни на есть «плодородная». Но было и ещё кое-что …

Образ Лужина в романе «Преступление и наказание»

Образ Лужина в романе «Преступление и наказание» необходим для раскрытия теории и мыслей Раскольникова, поскольку персонаж является двойником героя. Его идеи соответствуют ощущениям и взглядам Родиона. Но именно теория Лужина показывает несостоятельность всех имеющихся мыслей Раскольникова, деления на тех, кто имеет право, и тварей дрожащих.

Он хочет благородную девушку с образованием, при этом не столько важны внешность или характер, как ее бедное положение. Если той пришлось пройти через жизненные невзгоды, то она обязательно будет восхвалять мужа и в благодарность подчиняться любым приказаниям. Именно поэтому выбор Лужина пал на Дуню Раскольникова.

Образ Лужина в романе Преступление и наказание Достоевского и характеристика

Приехав в Петербург, Лужин наноси визит будущему родственнику. Считая себя благодетелем, он готовился к похвалам и воспеванию, демонстрируя самоуверенность и самолюбование. Выбившись «из грязи в князи», он преувеличивал имеющиеся таланты и способности, превознося себя выше, чем стоил. Жадность заставляла его во всем видеть выгоду и постоянно пересчитывать деньги, как свои, так и чужие. С их помощью Лужин возвышался над окружающими.

Довольно длительное время занимается адвокатской деятельностью, что приносит ему довольно неплохой доход. В будущем планирует расшириться и открыть собственную адвокатскую контору в Петербурге. Жениться на Дуне он желает в том числе из корыстных побуждений. Она хоть и небогата, зато хороша собой и образована. Он мечтает видеть возле себя послушную рабыню. Благодаря обаянию и уму своей избранницы планирует пробиться в высшие круги общества.

Теория Лужина в произведении Преступление и наказание сочинение

Однако, нельзя сказать, что Достоевский согласен со своим героем. Напротив, он расценивает его теорию как абсурдную и низкую. Потому, он представляет читателю Лужина не как образец для подражания, а как представителя еще одного заблуждения, который, как и Раскольников, идет неверной тропой, но свято уверен в том, что изобрел действенную стратегию для достижения человеческого счастья, которой стоит неукоснительно придерживаться.

Адвокат женится на бедной девушке, бесприданнице, Дуне Раскольниковой. Однако берет он ее в жены не по любви, а из жалости. Его удел – благодетельствовать. Потому данный союз по расчету он считает подвигом и причисляет к ряду своих достижений. Впрочем, сама девушка не задумывается о том, любит ли она мужа. Это своеобразная жертва. Будучи женой такого обеспеченного человека, Дуня обретает возможность финансово помочь брату и матери.

Кроме того, по мнению Н. Наседкина существует некоторое сходство между действиями Лужина и обстоятельствами жизни самого Достоевского: в период создания «Преступления и наказания» 45-летний Достоевский, как и 45-летний Лужин, посватался к молоденькой девушке — А. Г. Сниткиной, являвшейся в свою очередь одним из прототипов Авдотьи Романовны Раскольниковой[7].

Вас может заинтересовать ::  Могут Ли Забрать Дом Если Супруг Не Знал О Сделке

Наряду с Лыжиным в качестве прототипа Лужина называют и мужа сестры писателя Петра Андреевича Карепина[7]. В 1840 году Карепин женился на Варваре Михайловне Достоевской, бывшей моложе него на 26 лет, и вскоре стал опекуном её младших братьев и сестёр. Фёдор Михайлович никогда не встречался с ним, но вёл переписку. В 1844 году, выйдя в отставку и нуждаясь в деньгах, Достоевский решает отказаться от своей доли наследства за 1000 рублей серебром, однако Карепину, считающему себя опытнее в деловых и жизненных вопросах, не нравится как этот план, так и образ мыслей Достоевского вообще. Например, в одном из писем Карепин пытается образумить Достоевского так: «Вам ли оставаться при софизмах портических, в отвлеченной неге и лени Шекспировских мечтаний? На что они, что в них вещественного, кроме распаленного, раздутого, распухшего — преувеличенного, но пузырного образа?» — «Если вы считаете пошлым и низким трактовать со мною о чем бы то ни было. то все-таки вам не следовало бы так наивно выразить своё превосходство заносчивыми унижениями меня, советами и наставлениями, которые приличны только отцу, и шекспировским мыльным пузырем. Странно: за что так больно досталось от вас Шекспиру. Бедный Шекспир!» — отвечает ему Достоевский. В другом письме Фёдор Михайлович прямо замечает Карепину: «Вы человек деловой, Петр Андреевич, Вы и с нами действуете, как человек деловой, не иначе, и так как Вы человек деловой…»[8]. При этом некоторые исследователи склоняются к тому, что образ Карепина, созданный Достоевский на основании писем, не вполне точен, приводя слова брата писателя, называвшего опекуна «не просто добрым, но евангельски-добрым человеком» (да и просьбу Достоевского Карепин в итоге удовлетворил, выделив ему желаемую сумму из собственных средств)[9].

Лужин в эпизодах «Визит к Раскольникову» и «Поминки» (по роману Ф

В романе Достоевского «Преступление и наказание» образ предпринимателя Петра Петровича Лужина является одним из «двойников» главного героя. Казалось бы, в чем сходство этих персонажей, таких разных во всем? Однако вглядевшись более пристально, мы замечаем, что сходство между Раскольниковым и Лужиным все же есть – оба они проповедуют принцип «вседозволенности».
Моральные взгляды и нравственный облик Лужина наиболее ярко освещают два эпизода в романе – его визит к Раскольникову и происшествие на поминках Мармеладова.
Мы знаем, что Петр Петрович был женихом сестры Раскольникова Дунечки. Но девушка не любила Лужина, а согласилась выйти за него замуж, чтобы поправить финансовое положение семьи и иметь возможность материально помогать Родиону.
И вот Лужин, приезжает в Петербург. Он хочет официально сделать предложение руки и сердца, но прежде этот господин считает необходимым познакомиться с будущим родственником – Раскольниковым. Для этого он приходит к нему на квартиру.
С первого момента бросается в глаза брезгливая физиономия Лужина. Этот человек, довольно состоятельный и привыкший к респектабельности, попадает в крайне убогую обстановку. Герой не может сдержать своего удивления и отвращения.
Оправившись от шока, Лужин начинает разговор. Все его слова чопорны и «прилизаны», в них нет эмоций, а лишь сухая любезность и желание произвести впечатление образованного и состоятельного господина. Особенно это обстоятельство бросается в глаза на фоне непосредственных, резких, эмоциональных реплик Разумихина и Раскольникова.
Портрет Лужина дается нам глазами Родиона. Герой увидел перед собой немолодого уже, но молодящегося господина, принарядившегося перед встречей с невестой. Лужин выглядел дорого и модно, и осознание этого прибавляло ему самодовольства. Весь внешний вид этого человека выдавал его стремление казаться лучше, чем он есть на самом деле. От этого, может быть, при всей внешней привлекательности Петра Петровича, он все же производил отталкивающее впечатление.
Это впечатление усиливается, когда Лужин начинает рассуждать о «современной жизни». По его мнению, в ней появилось много положительного: «распространены новые, полезные мысли, распространены некоторые новые, полезные сочинения, вместо прежних мечтательных и романических…» А больше всего Лужину нравится модная теория «разумного эгоизма», суть которой до крайности проста – «возлюби, прежде всех, одного себя, ибо все на свете на личном интересе основано».
Возникает вопрос: «Но что же в этой теории служит ограничением?» Ведь исповедуя ее, можно позволить себе все, что угодно, лишь бы это соответствовало твоему желанию. Лужин утверждает, что ограничение это — в моральных и нравственных принципах, которые заложены в человеке обществом.
Вообще, этот герой очень любит порассуждать о морали. Так, уже почти закончив свой визит к Раскольникову, Лужин останавливается, чтобы вставить свое «веское слово» о современном падении нравов: «чем же объяснить эту с одной стороны распущенность цивилизованной части нашего общества?»
На этот вопрос герою отвечает Раскольников. В сердцах, не выдержав, он кричит, что преступность – следствие теории Лужина о всепозволяющем эгоизме. Услышав такое, Петр Петрович принимает чрезвычайно оскорбленный вид непонятного и оболганного человека и удаляется.
Однако происшествие на поминках у Мармеладова доказывает нам, что Раскольников был прав. Оскорбленный Лужин, чье предложение руки и сердца было отвергнуто, решает отомстить Раскольникову, которого считает главным виновником своего несчастья. Оскорбленное самолюбие, всепоглощающий эгоизм заставляют его забыть о нравственности и морали. Лужин, походя, самым гнусным образом, оскорбляет Соню Мармеладову, обвинив ее в краже. При этом всем своим видом герой показывает, что знает о том, чем Соня зарабатывает себе на хлеб, и презирает ее за это.
Лужин уверен, что он выйдет «сухим из воды». Все, кто собрался на поминках, считают его человеком из «высшего круга», смотрят на него снизу вверх. Разве они позволят себе сказать хоть слово против, усомниться в его обвинениях? Лужина не волнуют чувства других людей, чье-то обесчещенное имя, душевная боль. Да, честно говоря, многих из них он высокомерно не считал за людей – это была чернь, достойная лишь сожаления и брезгливого сочувствия.
Но расчет Лужина оказался неверным – его разоблачили. Однако герой даже не подумал раскаяться или устыдиться. Он постарался «сохранить хорошую мину при плохой игре» — угрожал, что так дело не оставит, что будет бороться в суде. Но через полчаса «его уже не было в доме» — этот человек трусливо бежал.
Таким образом, Лужин, проповедуя свою теорию «разумного эгоизма», доводит ее до крайности. Он на собственном примере доказывает, что его концепция губительна: следуя ей, очень легко нравственно пасть, потерять человеческое лицо. Это герой и его поступки – еще одно предостережение Раскольникову о неверности его теории.