6 Радиологическая Больница Москва Пострадал Персонал От Радиации

Жизнь и смерть в Чернобыле II

Москва. В заседании актива Минсредмаша объявлен перерыв. Замдиректора «курчатовки» Легасов пьёт чай с учёным секретарём. В кабинет врывается замминистра Александр Мешков, скороговоркой сообщает о серьёзной аварии в Чернобыле, включении Легасова в правительственную комиссию и необходимости к четырём часам дня прибыть в аэропорт Внуково для отправки в Припять.

Самолёт с комиссией приземлился в киевском аэропорту Борисполь. У трапа прилетевших встречает всё руководство Украины. Помятые костюмы, встревоженные лица. Кавалькада чёрных «Волг» и «Чаек» в сопровождении милиции выезжает в сторону Припяти. Начинает смеркаться.

В дыре крыши четвёртого энергоблока видны светящиеся малиновым горящие фрагменты радиоактивного топлива и стержней. Крышка реактора лежит на боку, почти вертикально. Над блоком поднимается белый то ли дым, то ли пар. Всё ещё не оценён риск повторного взрыва.

Заболевание, вызванное радиоактивным облучением. Поражает костный мозг, щитовидную железу, печень. В зависимости от мощности облучения может вызывать раздражение горла и слизистой, конъюнктивит, покраснение кожи лица и рук, ожоги, головокружение, рвоту, потерю сознания, сильную головную боль.

Припять. Весь город уже слышал о пожаре на АЭС, но не знает причин. Люди занимаются субботними делами. Дети вернулись из школ. Взрослые гуляют, пьют пиво, обсуждают предстоящее открытие парка аттракционов и завтрашний футбольный матч киевского «Динамо» со «Спартаком». В небе над четвёртым блоком виден чёрно-серый дым.

В 1986 году киевские радиологи не могли вступать в открытые конфликты с московскими. Но Киндзельський все равно делал свое — после диагностирования, кроме гамма-облучения, еще альфа и бета, он применил диаметрально другой метод лечения: подсаживал донорский костный мозг внутривенно, НЕ убивая собственный костный мозг ребят.

Москва пошла по пути метода Гейла: иностранные врачи в те времена были в особом почете. Метод Гейла заключался в пересадке костного мозга, ребятам находили совместимого донора, «убивали» собственный костный мозг, а потом ждали, когда приживется донорский и приживется ли вообще.

Леонид Киндзельський был человеком с характером. Несмотря на настойчивые рекомендации московских коллег, он открыто отказался использовать этот метод: профессора смутило, что лечение острой лучевой болезни полностью совпадает с лечением острого лейкоза после лучевой терапии.

Если бы не он, не исключено, что взорвался бы не только четвертый энергоблок, но и вся станция. Под каждым блоком находится гидролизная станция, производит водород для охлаждения турбогенератора генератора. После взрыва Саша спустился под энергоблок и удалил водород с охлаждающей рубашки генератора. Леличенко — один из героев Чернобыля, который сделал, величайший подвиг. Он получил ужасную дозу облучения и вскоре умер.

Эту историю рассказал сайт “Ukrainian People” со ссылкой на воспоминания, которыми поделилась в сети пользователь Лала Тарапакина, которая обожает разматывать клубки и сопоставлять истории. Например, старое забытое интервью с Анной Губаревой, онкологом Киевского института радиологии и онкологии, которая принимала первых ликвидаторов, завели ее в множество поисковых запросов и многочисленных показаний.

Врачи не говорили чернобыльским пациентам, что они обречены

Лечение проходило в зависимости от выраженности лучевых ожогов и степени тяжести лучевой болезни. Во время агранулоцитоза, когда снижаются основные показатели периферической крови (мало лейкоцитов и тромбоцитов), больные для защиты от инфекции должны находиться в асептических условиях – это стерильные палаты с ультрафиолетовым обеззараживанием воздуха, а при их лечении применяли системные антибиотики. Снижение тромбоцитов приводит к повышенной кровоточивости, поэтому при необходимости пациентам переливалась тромбомасса.

Молоко с йодом – другое дело. При Чернобыльской аварии выделялся радиоактивный йод, и поэтому йодистые препараты назначали для уменьшения его воздействия на организм, а чтобы йод меньше раздражал желудок, запивали или смешивали с молоком. Йодистый калий — лекарственное средство, которое применяется при радиационных авариях при выбросах радиоактивного йода.

В острый период, когда снижаются лейкоциты, человек беспомощен перед инфекцией. Мы проводили хорошую профилактику инфекционных осложнений и кровотечений, поэтому от них практически никто не умер. Умирали те, кто получил дозы облучения, после которых уже не восстанавливаются ни костный мозг, ни кожные покровы (с большой площадью и тяжестью лучевых ожогов).

Знаю несколько человек, выживших после сильного облучения и умерших через много лет по причинам, не связанным с радиацией. У детей, которые были в зоне заражения, статистически подтверждено увеличение заболеваемости опухолевыми заболеваниями щитовидной железы. Кроме того, у лиц, получивших большую дозу облучения (100 и более бэр), перенесших лучевую болезнь и получивших лучевые ожоги, увеличено количество злокачественных заболеваний крови и рака кожи в области поражения.

Аварии случались и ранее, радиационная медицина развивалась, мы уже владели большим опытом и определенными навыками по диагностике, лечению, сортировке, прогнозу тяжести. Но одновременно такое количество пострадавших с одинаковыми видами воздействия (бета и гамма излучение) – это особенность чернобыльской аварии. С профессиональной точки зрения стали лучше понимать, например, как лечить ожоги, проводить профилактику инфекционных осложнений, все это дало большие уроки. Подтвердилось, в частности, что успешно лечить крайне тяжелые радиационные ожоги небольшой площади можно только пересадкой собственной кожи пациента (лоскуты на сосудистой ножке). А пересадку костного мозга нужно делать только при такой большой дозе облучения, после которой он сам не способен восстановиться (более 800-1000 бэр).

Врач-психиатр Георгий Савов работал в Чернобыле спустя два года после трагедии, в 1988 году. Он говорит, что у тех, кто находился тогда в Зоне, проблемы были не только с физическим здоровьем, но и с душевным. «Как психиатру мне приходилось принимать людей достаточно часто», – признается доктор.

Первый эпизод мини-сериала «Чернобыль» канала HBO был показан 6 мая. Всего создатели проекта сняли пять серий. Большинство героев – реальные исторические персонажи, локации максимально похожи на те, что были в 1986 году в Припяти, Минске и Москве, события зафиксированы с максимальной точностью – как существенные, такие как и на первый взгляд мелкие – такие, как падавшие с неба мертвые птицы или порыжевший за ночь радиоактивный лес.

Для всех, кто, посмотрев сериал «Чернобыль» хотел бы узнать больше об исторической основе этой ленты и о том, чем сегодня живет 30-километровая зона отчуждения вокруг Чернобыльской АЭС, мы собрали самые интересные материалы, которые в разные годы публиковались на сайте «Милосердие.ru».

Существует огромное множество воспоминаний людей, которые оказались в зоне аварии на Чернобыльской АЭС. Самый большой свод таких свидетельств – книга нобелевского лауреата, белорусской писательницы Светланы Алексиевич «Чернобыльская молитва». Кстати, именно из нее была заимствована для сценария сериала «Чернобыль» история пожарного Василия Игнатенко и его жены Людмилы (в фильме их играют актеры Джесси Бакли и Адам Нагайтис).

У москвички Ольги больны двое детей, которые появились на свет в начале 90-х, уже после того, как их отец работал в Чернобыле после аварии. Что у них проблемы со здоровьем, женщина поняла далеко не сразу. «В младенчестве Тоша плакал все время, а у Маши до года были глаза, будто стеклянные. И она все время на ручки просилась – я думала, мало ли, может, капризничает, может, к маме поближе быть хочет. Но когда она начала говорить, то стала жаловаться: «Ножки болят, ножки болят». А у Тоши голова болела. Началось это, когда ему два года было. Они оба у меня оптимисты такие – и Тоша сначала не хотел показывать, что плохо себя чувствует, все время бегал и играл. А уж потом стал говорить: «Мама, все время болит голова – как проснусь и до вечера». Лет девять ему было, когда мы пошли к неврологу, и Тоша сказал: «Вся голова болит, как будто жар в голове». А невролог после обследования говорит мне прямо при детях: «Мы не можем вам помочь», – рассказывает женщина.

В 1 час 00 минут 25 апреля персонал приступил к снижению мощности реактора. В 14 часов от контура многократной принудительной циркуляции была отключена система аварийного охлаждения реактора, после чего планировалось снижение мощности реактора вплоть до его остановки. Но в этот момент диспетчер Киевэнерго потребовал задержать вывод блока №4 из эксплуатации, поэтому до момента аварии реактор работал с отключенной системой аварийного охлаждения, что является грубым нарушением регламента его эксплуатации.

Клинический отдел занимал два этажа Клинической больницы №6. Когда масштаб поступления пострадавших стал ясен, всех пациентов переместили в другие лечебные заведения, чтобы освободить место для чернобыльцев. Клиника полностью перешла в режим работы фронтового госпиталя. Отделение реанимации и интенсивной терапии и отделение с асептическими палатами были выделены для пострадавших с лучевыми ожогами. В палатах установили источники ультрафиолетового излучения для стерилизации воздуха, полы покрыли полихлорвиниловой пленкой. Из аптеки больницы извлекли аварийные запасы медикаментов, а институт передал больнице всю дозиметрическую аппаратуру и средства индивидуальной защиты. В здании лаборатории счётчиков излучения человека рядом с больницей были сосредоточены СИЧи высокой чувствительности, позволяющие измерять содержание в теле человека гамма-активных радионуклидов.

К 1969 году отдел накопил большой опыт лечения острой лучевой болезни. Преимущественно пациенты прибывали из ПО «Маяк», лаборатории измерительных приборов АН СССР (позже – Институт атомной энергии им. Курчатова), НИИ неорганических материалов, из Обнинска и Сарова.

За 70 лет работы клинического отдела в нем прошли лечение более 2700 человек – работников ПО «Маяк» с хронической лучевой болезнью, получивших большие дозы внешнего относительно равномерного гамма- и гамма-нейтронного облучения на производстве, а также пострадавшие от аварийного облучения, включая 134 случая острых лучевых поражений вследствие аварии на Чернобыльской АЭС.

В результате аварий на по «Маяк» речная система Теча–Исеть–Тобол, а также территории Челябинской, Свердловской и Тюменской областей были загрязнены продуктами деления урана. Облучению в диапазоне малых доз подверглись свыше 500 тысяч человек. В 1962 году для решения проблемы безопасного проживания населения в условиях радиоактивного загрязнения был организован филиал №4 Института биофизики. В 1992 году ФИБ №4 был реорганизован в ФГУН «Уральский научно-практический центр радиационной медицины» ФМБА России.

Чернобыль: Медик рассказала о масштабах катастрофы и о том, как в Киеве и Москве спасали ликвидаторов

Я могу сказать, что тогда все было оперативно. Туда пригнали очень много военных. Но, возможно, не стоило везти туда столько людей. Несмотря на весь страх и опасность, людей нужно было эвакуировать как можно дальше. Но туда ездили вахты, ездили солдаты, тушили этот рыжий лес. Можно было задействовать гораздо меньше людей. Ведь эти люди пострадали больше. Еще — шахтеры, которые потом откачивали эту радиоактивную воду. Никто им медпомощь не оказывал в таком размере, как этим ребятам, которые поступили к нам в первые сутки.

Именно поэтому мы сейчас сталкиваемся с высокой детской смертностью, когда врачи не могут спасти ребенка. Это не потому, что врачи стали хуже относиться к детям, а потому что те мутации, которые были в организме, были переданы потомкам, и они будут передаваться еще. Это уже начало проявляться в виде слабого иммунитета. Дети умирают от гриппа, полиомиелита, от того, что организм ослаблен, потому что сопротивляемость организма — низкая. Но об этом как-то не принято говорить.

Вас может заинтересовать ::  Общественная Приемная Отделения Консультации По Жкх Москва

Остальные доктора были помоложе. У заведующей отделением и у доктора нашли сахарный диабет, они погибли от осложнений диабета, одна из них — вскорости, где-то через 7 лет после этого. У многих наших сестричек также развился сахарный диабет, но они лечились, все достаточно благополучно, они живы до сих пор. У заведующей отделением — тяжелая форма сахарного диабета, она умерла в 68 лет.

Когда я раньше слышала, что кто-то кого-то после Чернобыля заставлял делать аборты, я соглашалась — правильно сделали. Потому что неизвестно, какие бы дети родились. И вот сейчас рождаются дети тех детей, чернобыльских, которые были рождены в тот период времени. И они будут расплачиваться за то, что были рождены те дети в 1986-м.

У нас есть случай — три брата Шаврия. Одного из них показали в московской передаче, в программе Время, как умершего. Просто перепутали братьев. Но эти братья стояли в одной смене, они вместе поднялись на эту крышу, один справа, другой — слева, держали брансбойт на одном уровне. Как один мог получить дозу радиации больше, а другой — меньше? Теоретически, могли, конечно, потому что разные организмы по-разному накапливают, кто-то быстрее, кто-то медленнее. Но разница была бы не столь существенной, не имела бы никакого значения.

6 Радиологическая Больница Москва Пострадал Персонал От Радиации

Полковник Александр Сергеевич Гудков, участник тушения пожара 23 мая 1986 г. на 4-м блоке ЧАЭС:
– Перед пожаром никаких медицинских препаратов выдано не было, и лишь через несколько часов после завершения тушения медики передали нам так называемую йодную профилактику, которая уже никакого влияния не оказала. Сразу после выхода из помещения станции по окончании тушения почувствовал себя плохо. Было сильное головокружение, тошнота, поднялась температура тела, но, несмотря на это и на то, что В.M. Максимчук, которого после пожара уложили в госпиталь, сказал мне, чтобы я тоже срочно обратился за медицинской помощью и покинул зону, сделать это не удалось. Сначала пришлось долго и нудно докладывать «высокому начальству» об обстоятельствах тушения, а затем сменяющий меня представитель 1-го управления Главка полковник Трифонов попросил задержаться, чтобы ввести его в курс дела и передать смену.
По прибытии в Москву в радиологическом отделении ЦГ МВД СССР у меня обнаружились следы сильного радиационного загрязнения ступней и участка кожи на бедре. Дозиметрический прибор просто зашкаливал, при этом доктор, осматривавший меня, посчитал, что я привез с собой обувь и брюки из Чернобыля. Проверил, и все стало ясно. Обувь и одежда чистые. Пришлось долго и нудно мыть ноги дезраствором и срезать нити на них. И немудрено, ведь тушить пришлось в полукедах. Каждый заход в зону сопровождался полной сменой одежды и обуви в санпропускнике, и перед пожаром, когда в обычном режиме приходилось ходить на станцию постоянно, в санпропускнике были только хлопчатобумажные робы и полукеды.
Затем я был направлен в реабилитационный госпиталь МВД СССР «Лунево». Так как о втором пожаре на 4-м блоке ЧАЭС говорить и фиксировать было запрещено, всем нам были поставлены не соответствовавшие действительности диагнозы. Мне, например, записали «вегетососудистую дистонию».
Так как через 2–3 недели наступило серьезное ухудшение состояния, я был переведен в Центральный госпиталь МВД СССР. Появились существенные изменения в составе крови, обнаружилось интенсивное внутреннее кровотечение, появилась слабость, повышенное потоотделение. Трудно было самостоятельно встать, постоянно тошнило, кружилась голова. Постоянно ставились капельницы с кровью, делались и различными медицинскими препаратами.
Меня возили на консультации в 6-ю радиологическую больницу, в гематологический и онкологический центры. В результате установлены: диффузный зоб, увеличение, уплотнение, наличие крупных узлов в щитовидной железе, измененный состав крови.
Положение было настолько серьезным, что ко мне, сутками находившемуся в полуобморочном состоянии, несколько раз вызывали жену, чтобы попрощаться.
Пробыв в госпитале более трех месяцев, я был выписан в пятницу, как мне объяснил мой лечащий врач, для того, чтобы не ставить вопрос о комиссовании, на 2 дня (выходные).
В эти дни, будучи дома, я, испытывая постоянную слабость, головокружение, упал и, как потом выяснилось, сломал позвоночник (компрессионный перелом).
Таким образом, я вернулся в понедельник в ЦГ с подозрением на перелом позвоночника.
Была очень большая проблема — хирурги требовали рентгеновские снимки, а терапевты и радиологи категорически возражали, утверждая, что я получил запредельную дозу облучения и дополнительные рентгеновские воздействия могут быть губительны. Все же решили сделать один снимок и подтвердили перелом.
Затем еще более двух месяцев в ЦГ МВД СССР мы проходили лечение вместе с В.М. Максимчуком. Затем реабилитация дома в течение нескольких месяцев.

Много самосёлов вернулось в Чернобыль. Всё-таки, это какая-никакая, а цивилизация. Там и врачи поблизости, и пожарные, да и других людей немало. Но многие самосёлы обосновались в деревнях, достаточно сильно отдалённых от города. Поначалу их пытались выселить, но в итоге государство проиграло борьбу. Дошло до того, что единственная попытка осуществить групповое выселение силами милиции в 1989 году окончилась столкновением с расквартированной неподалёку армейской частью. А если ты кому-то проигрываешь – возглавь! Сначала СССР, а потом Украина стали снабжать их – автолавками, льготами, пенсиями, медобслуживанием. Но несмотря на эти меры, количество самосёлов, более-менее державшееся стабильно до середины нулевых, уверенно пошло на спад. По состоянию на 2009 год в ЧЗО проживало 269 человек, 129 из которых в Чернобыле, а остальные в сёлах Залесье, Ильинцы, Куповатое, Ладыжичи, Опачичи, Новые Шепеличи, Оташев, Парышев, Теремцы и Рудня-Ильинецкая. Ещё в начале 2007 года в зоне насчитывалось 314 самосёлов. В 1986 году вернулось порядка 1200 человек, ещё некоторое количество вернулось позже. Сейчас, по разным данным, их осталось около 180 человек – 80 в Чернобыле, остальные сто – в четырёх сёлах.

Припятчане постепенно получали квартиры в Киеве, других городах Украины и всего Советского союза. А для тех, кто остался работать на ЧАЭС, возвели новый город – Славутич. Решение о его строительстве было принято 2 октября 1986 года, в ноябре-декабре город спроектировали и в декабре же начали строительство. В 1987 начались уже первые заселения, хотя в 1988 году только официально это оформили. В строительстве приняли участие архитекторы и строители из восьми советских республик — Литвы, Латвии, Эстонии, Грузии, Азербайджана, Армении, Украины и России. В результате Славутич стал очень колоритным – в нём на площади в 7.5 кв. км уместились 13 кварталов, выполненных в стилистике различных городов СССР. В каждом из кварталов своя атмосфера. Застройка в основном состоит из панельных домов разной этажности.

Многие не имели документов. Человек приходил и говорил: «Я — Сидоров Иван Иванович». Вот он стоит перед тобой, ты меряешь — у него все «звенит», ему надо во что-то одеться, что-то купить поесть. Я выдавал ему написанную с его слов такую справку вместо паспорта. Это единственный в своем роде документ в стране.

С детьми было огромное множество различной волокиты. Хватало потерявшихся детей, которые попали в разные посёлки со своими родителями. В таких случаях вообще случалась целая эпопея, ведь детей нужно было найти среди множества населённых пунктов и воссоединить с родителями.

К 14 мая уже умерли семеро работников ЧАЭС, среди которых были и те, кто в ту роковую ночь сидели на БЩУ-4 – Александр Акимов и Леонид Топтунов. Усилиями московских, а позже и американских врачей было совершено уже 18 операций по пересадке костного мозга. А у тех, кто был ещё жив, болезнь продолжала развиваться дальше:

— В медицине. Здесь опасность представляют рентгеновские установки и радиоактивные источники. Недавно к нам обратились трое рентгенолаборантов из медицинского учреждения Южного округа Москвы с просьбой определить накопленные ими дозы радиации. У одной женщины мы обнаружили более 20 сантизивертов (20 рентген). Продолжать работу по специальности ей нельзя.

— Глупо было бы с этим спорить. Вероятность поражения клетки, генома и последующей патологии теоретически существует при любой дозе радиации, которая больше фоновых значений. Правда, эта вероятность минимальна. Тем не менее, если ликвидатор заболевает раком, никто не может со стопроцентной уверенностью утверждать, что беда не явилась результатом облучения. Однако, повторюсь, статистика смертности “уравнивает” чернобыльцев с другими группами населения. Есть только одно исключение — повышенная заболеваемость раком щитовидной железы у детей, проживающих в регионах, подверженных радиоактивному загрязнению. Может быть, в будущем получим данные о приросте раковых заболеваний и у взрослых, но пока таких материалов у нас нет.

Эту необычную клинику рассекретили в 90-х годах. До этого каждый сотрудник, включая уборщиц, давал подписку о неразглашении государственной тайны, к которой относилось все, чем занималось их лечебное учреждение. Отчеты о деятельности пяти клинических подразделений отвозили в Третье главное управление при Минздраве СССР вооруженные офицеры фельдпочты в запечатанных конвертах с грифом “Совершенно секретно”. Что же охраняли спецслужбы, почему потребовались такие меры? Основанная в 1951-м клиника радиационной медицины — единственное в стране медицинское учреждение, где, в частности, занимаются лечением острой лучевой болезни. Специалисты обладают наибольшим в мире опытом в этой сфере. Именно поэтому их в срочном порядке приглашали в те страны, где происходили серьезные радиационные аварии: например, в город Такаямура (Япония, 1999 год, трое японцев облучились, один погиб); в Грузию (1995 и 2001); Панаму (2001). О сегодняшнем дне уникального лечебного центра рассказывает руководитель клиники, являющейся структурным подразделением Института биофизики, доктор медицинских наук Андрей БУШМАНОВ.

— С 50-х годов прошлого века, то есть за весь период работы нашей атомной промышленности, в Российской Федерации острая лучевая болезнь была диагностирована у 350 человек, из них умер 71 (включая жертв чернобыльской аварии). А всего было 3 тысячи случаев хронических радиационных поражений. Уточню, чтобы была понятна динамика: 21 пациент с диагнозом ОСТРОЕ РАДИАЦИОННОЕ ПОРАЖЕНИЕ поступил к нам в последние пять с половиной лет.

— Нет, мы ничего не скрываем, предоставляя и зарубежным, и нашим экспертам подробнейшие материалы. Они свидетельствуют: острая лучевая болезнь (ОЛБ) была диагностирована у 134 человек. 28 из них умерли. Другие ликвидаторы попали под облучение существенно меньшего уровня, не представлявшего смертельной угрозы. Дело в том, что лучевая болезнь (подчеркну: поддающаяся лечению) развивается только при дозе общего облучения, превышающей 100 сантизивертов (эквивалентно облучению в 100 рентген). Когда человек облучен в дозе 300 и более сантизивертов, повреждения в организме приобретают катастрофический характер. Теперь посмотрим, каковы были реально средние значения доз, полученных ликвидаторами аварии на Чернобыльской АЭС в 1986-м: 15 — 16 сантизивертов, или в 6 раз ниже минимального порога. То есть у абсолютного большинства участников не было ни острой, ни хронической лучевой болезни.

Гражданка С. обратилась в ПФ с заявлением о досрочном выходе на пенсию. Она имеет статус чернобыльца и возраст в 51 год. Фонд рассмотрел пакет документов, предоставленный заявителем, и отказал гражданке. Хотя С. в общем и подходит под нормы, оговоренные в законе 1244-1 от 1991 года, но не соблюдалось одно из основных требований – наличие стажа не менее пяти лет.

  • При переводе граждан по медпоказаниям из одной категории здоровья в другую или при оформлении инвалидности назначаются пособия пожизненно или до полного восстановления трудоспособности.
  • Также чернобыльцам льготы назначаются на время нетрудоспособности в размере полного оклада.
  • При наличии в семье детей до 14 лет начисляются компенсации на покупку продуктов питания.
Вас может заинтересовать ::  Могут Ли Наложить Арест На Машину Если Долг Меньше Стоимости


Мутации, происходящие с организмом, это не только выраженные изменения внешних или внутренних органов, самые опасные мутации происходят на клеточном уровне, что может проявляться, например, в омоложении болезней. К последствиям аварии в Чернобыле, можно отнести патологии щитовидной железы, желудочно-кишечного тракта, всплеск детской онкологии, не возрастные заболевания опорно-двигательного аппарата.

Информация о состоянии здоровья и об изменениях состояния здоровья чернобыльцев и их потомков подлежит включению в Национальный радиационно-эпидемиологический регистр, представляющий собой государственную информационную систему персональных данных граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на ЧАЭС, которая создается в целях обеспечения учета изменений состояния здоровья таких граждан в течение их жизни. Формирование и ведение регистра осуществляются для использования результатов медицинского наблюдения за состоянием здоровья зарегистрированных в нем граждан. Регистр содержит информацию о зарегистрированных в нем гражданах: СНИЛС, регистрационный номер, ФИО, дата рождения, пол, адрес места жительства (пребывания), паспортные данные, документы, подтверждающие отнесение гражданина к этой категории, сведения о воздействии радиации, которому подвергся гражданин, сведения о заболеваниях, имевшихся у гражданина до воздействия радиации, результаты диспансеризации, сведения об изменениях в состоянии здоровья, дата и основание исключения из регистра.

СЧМ, согласно его Уставу, осуществляет деятельность, связанную с оказанием содействия гражданам, подвергшимся воздействию радиации в получении социальной, медицинской, материальной, правовой и иной помощи, а также по их социальной адаптации и профессиональной реабилитации.

История центра

21 августа 1947 года Правительство СССР принимает решение о создании при Министерстве здравоохранения СССР Третьего Главного управления для разработки научно-обоснованных норм радиационной безопасности и организации медицинского обслуживания работников атомной отрасли. В системе управления организуются научно-исследовательские институты, медико-санитарные части и органы государственного санэпиднадзора. В ранге заместителя министра курировал работу Управления А.И. Бурназян.

Вслед за атомной промышленностью «Лепесток» стал внедряться во всех отраслях, персонал которых подвергался действию вредных аэрозолей. Первые годы респираторы производились вручную в Институте биофизики, но возросший спрос обусловил необходимость автоматизации и расширения производства. С 1959 года ШБ-1 «Лепесток» начали изготавливать Кимрская швейная фабрика имени М. Горького, фабрика «Лепесток» в г. Табошар, Таджикистан и респираторный цех в г. Силламяэ, Эстония. В 1980-х годовой выпуск ШБ-1 «Лепесток» достиг 160 миллионов штук.

В 1950-1960-х годах Институт биофизики решал вопрос обеспечения радиационной безопасности космонавтов при длительных полётах. Были разработаны нормы радиационной безопасности для космонавтов, дозиметрическая аппаратура для измерения дозы радиации на борту космического корабля, проводились исследования по космической радиобиологии.

В мае 1954 года директором Института биофизики стал Андрей Владимирович Лебединский – генерал-майор медицинской службы, профессор, доктор медицинских наук, академик АМН СССР. Он был учеником лауреата Нобелевской премии И.П. Павлова и академика Л.А. Орбели, обладал энциклопедическими знаниями и широким кругозором. По его книге «Физиология человека и животных», написанной в 1942 году, учились все студенты медицинских институтов.

В результате аварий на ПО «Маяк» речная система Теча–Исеть–Тобол, а также территории Челябинской, Свердловской и Тюменской областей были загрязнены продуктами деления урана. Облучению в диапазоне малых доз подверглись свыше 500 тысяч человек. В 1962 году для решения проблемы безопасного проживания населения в условиях радиоактивного загрязнения был организован филиал №4 Института биофизики. В 1992 году ФИБ №4 был реорганизован в Уральский научно-практический центр радиационной медицины ФМБА России.

Больше всех облучились ныне покойные профессор Киндзельский и заведующая отделением Нина Алексеевна Томилина. Тут нужно сказать, что в полости рта и желудках наших пациентов появились причинявшие боль эрозии, вызванные воздействием радиации. Эрозии во рту смазывали раствором дефицитной метиленовой синьки. Она хранилась у Нины Алексеевны. Каждый день больные выстраивались в очередь, и она лично выполняла процедуру. Нина Алексеевна больше других врачей находилась рядом с чернобыльскими пациентами и получила самую большую дозу облучения.

Заболевание, вызванное радиоактивным облучением. Поражает костный мозг, щитовидную железу, печень. В зависимости от мощности облучения может вызывать раздражение горла и слизистой, конъюнктивит, покраснение кожи лица и рук, ожоги, головокружение, рвоту, потерю сознания, сильную головную боль.

Из 115-ти человек, которым был поставлен диагноз « острая лучевая болезнь», где-то 20-ти удалось предотвратить последствия этой болезни, то есть, падение показателей крови. А 51 человеку пришлось подсаживать костный мозг. Отсюда больные, которые требовали пересадки, были переведены в другое отделение. Те, кто не вместился, 40 человек, переместились в открытое отделение лучевой патологии в Институте гематологии. Там профессор Клименко тоже пересаживал костный мозг.

И снова Людмила всеми правдами и неправдами добилась свидания с мужем. Она была худенькой, о её беременности никто не знал. Заведующая радиологическим отделением долго расспрашивала девушку. А Людмила отчаянно врала о том, что у них с Васей двое детей, сын и дочь. Завотделением Ангелина Васильевна Гуськова поверила и позволила ей на полчаса пройти к мужу, запретив прикасаться к нему. Людмила уже тогда знала: она никуда из больницы не уйдёт, будет рядом с Васей.

Все засекретилось 5 мая, когда к нам в отделение явились серые пиджачки и запретили работникам АЭС рассказывать, что там произошло. Нам же надо было знать, что произошло, чтобы понимать, какие предпринимать меры. Но работники замолчали и перепугались. Однако они пострадали меньше всего.

Второй — утечка газа радона — одного из продуктов деления урановой цепочки, которую вкупе с дочерними продуктами распада регистрируют датчики. «Где-то есть канал истечения — условно какая-то из тех дырок, которые пробурили сотрудники „Радона“ при проведении замеров», — добавил Тарасов.

На месте — холм, загрязненный радиоактивными отходами. Рядом круглосуточно дежурят активисты движения «АнтиХорда». На этих выходных они несколько раз обращались в МЧС и компанию «Радон». Она контролирует уровень радиации на холме. Там есть интерактивное табло, показывающее уровень излучения. В пятницу, 7 февраля, оно стало выдавать страшные цифры: 18,06 микрозиверта в час, что примерно в шесть раз больше, чем в Припяти.

Сегодня, 11 февраля, ГКУ «Управление дорожно-мостового строительства» должно было закрыть тендер на очистку юго-восточного берега Москвы-реки. Победитель получит 80 миллионов рублей на рекультивацию 2,7 гектара земли за три месяца. На момент публикации материала компания-исполнитель не объявлена.

Тарасов рассказал «360» о двух основных версиях того, что могло стать причиной скачков. Первая — присутствие твердых аэрозолей в воздухе. «То есть идет смесь снега с частичками грунта, а потом, когда идет процесс выветривания, при определенном направлении ветра это засвечивает датчик», — объяснил он.

Борьба жителей района Москворечье-Сабурово со столичными властями идет уже второй год — люди протестуют против строительства новой дорожной развязки через Москву-реку. Юго-Восточная хорда в народе сменила название и стала Радиоактивной. И неслучайно: ее хотят провести через свалку радиоактивных отходов рядом с Московским заводом полиметаллов (МЗП).

История центра

В 1955 году на I Международной конференции по мирному использованию атомной энергии, проходившей в Женеве, были представлены четыре доклада об опыте работы с радиацией учёных Института биофизики – профессора Г.М. Франка, профессора И.А. Пигалёва, профессора А.В. Лебединского и доклад А.К. Гуськовой и Г.Д. Байсоголова из филиала №1 Института биофизики, организованного на комбинате «Маяк», который производил плутоний для испытаний на Семипалатинском полигоне. А.К. Гуськова и Г.Д. Байсоголов были выдающимися радиологами и на тот момент обладали наибольшим в мире опытом в области лучевой патологии человека.

В результате длительной работы реактора на пониженной мощности произошло «ксеноновое отравление» активной зоны, в результате состояние реактора стало крайне неустойчивым. Когда все усилия справиться с закипающим реактором были исчерпаны, начальник смены дал команду нажать кнопку аварийной защиты АЗ-5, по сигналу которой в активную зону реактора вводятся все регулирующие стержни и стержни аварийной защиты. Стержни-поглотители пошли вниз, однако через несколько мгновений остановились…

В 1961 году в Институте биофизики начались исследования по космической физиологии. Впервые в мировой практике Институт биофизики провел четырехмесячные испытания в гермокамере, условия в которой были максимально приближены к условиям в кабине космического корабля. Ученые оценивали изменения физиологических функций организма, влияние длительного пребывания в герметично замкнутом пространстве на устойчивость организма к действию длительных ускорений, возможности создания замкнутого кругооборота воды и обеспечения благоприятной воздушной среды по газовому, химическому и бактериальному составам. В день окончания эксперимента Институт биофизики посетили заместитель министра здравоохранения СССР А.И. Бурназян и президент Академии наук СССР М.В. Келдыш.

Накануне Чернобыльской аварии отечественная радиационная медицина располагала большим опытом в области диагностики и лечения лучевой болезни. Этот опыт был обусловлен произошедшими в бывшем СССР радиационными авариями и инцидентами на предприятиях и в институтах зарождающейся атомной отрасли и военных ведомствах.

Бурназян возглавил работу по обеспечению радиационной безопасности страны. Яркий талант организатора, профессионализм, масштабность мышления А.И. Бурназяна позволили в кратчайшие сроки создать систему медико-санитарного обеспечения персонала атомной отрасли. Он лично контролировал строительство подведомственных учреждений и привлекал лучшие кадровые ресурсы. Благодаря его труду достигли больших высот медицинская радиобиология и радиационная медицина. Сегодня созданная им система носит имя Федерального медико-биологического агентства и продолжает эффективно работать.

Главная сила в борьбе с радиацией

Для ликвидации последствий аварии создали правительственную комиссию, председателем которой был назначен заместитель председателя Совета министров СССР Борис Щербина. Для координации работ создали республиканские комиссии в Белорусской ССР, Украинской ССР и в РСФСР, различные ведомственные комиссии и штабы. Самый большой штаб образовало союзное Министерство обороны.

«Мы отбирали специалистов, военнообязанных запаса, которые имели опыт службы в химических войсках, и осуществляли их сопровождение в расположение воинской части 11350, которая дислоцировалась в 30-километровой зоне АЭС, недалеко от реактора. Так что привкус свинца до сих пор чувствуется во рту и гортани», – рассказывает подполковник.

Опыт использования на аварийной ЧАЭС воинских формирований показывает, что они способны быть наиболее эффективной силой в ликвидации последствий техногенных катастроф. Жаль только, что государство (или государства) с годами все меньше внимания уделяет тем, кто был этой силой┘

Первыми жертвами трагедии стали военнослужащие-пожарники. После взрыва на ЧАЭС пожарные не дали огню перекинуться на другие энергоблоки. 27 апреля первую группу пострадавших огнеборцев из 28 человек отправили самолетом в Москву, в 6-ю радиологическую больницу. Многие из них впоследствии умерли от лучевой болезни.

26 апреля исполняется 25 лет со дня аварии на Чернобыльской АЭС. Авария – это мягко сказано. Произошедший на атомной станции взрыв, по оценке специалистов, стал крупнейшей за всю историю ядерной энергетики техногенной катастрофой. Правда, в отличие от бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, последствия взрыва на ЧАЭС были сопоставимы скорее с применением мощной «грязной бомбы». Основным поражающим фактором стало не излучение само по себе, а радиоактивное заражение за счет выброса большого количества изотопов.

Александр Акимов — начальник ночной смены четвёртого энергоблока. В трагическую ночь он стоял у пульта и следил за испытаниями — отработкой нештатной ситуации на четвёртом энергоблоке. После того, как наблюдающие поняли, что-то идёт не так и сразу же отключили главный насос охлаждения. Урановые стержни стали нагреваться. Цепная реакция активировалась. Сразу несколько стержней неожиданно опустились в активную часть реактора, однако мощность реактора не уменьшилась. Только после повышения мощности реактора в сотни раз Акимов нажал на кнопку аварийной остановки.

Бывший инженер ЧАЭС живёт с женой, детьми и внуками в городе Удомля (Тверская область). О событиях 1986 года он старается не говорить. Но одно его высказывание широко разошлось в СМИ: «Меня во многом обвиняют. Не всё, сказанное в мой адрес, считаю справедливым. Но в одном я виню себя сам: я всегда полагал, что главное в работе предприятия — это техника, а оказалось, что главное — это люди. Их значение я недооценил».

Вас может заинтересовать ::  Личные Преступления Бандеры

В тюрьме Виктору Брюханову было тяжело. Дурная слава бывшего директора ЧАЭС долетала до мест этапирования гораздо раньше, чем там оказывался сам Брюханов. На главного виновника катастрофы выходила посмотреть вся зона. На зоне Виктор Брюханов начал учить английский язык и читал классиков русской литературы. Его освободили досрочно из-за проблем со здоровьем.

У Николая Фомина в 1988 году, после двух лет содержания под стражей, развился реактивный психоз (патологическое и временное изменение восприятия реальности и способов взаимодействия с окружением). Его отправили в Рыбинскую психоневрологическую лечебницу для заключенных. По настоянию родственников его перевели из тюремной больницы в гражданскую психиатрическую клинику в Тверскую область. Одно время он работал на Калининской АЭС.

Главный инженер Чернобыльской АЭС Николай Фомин по официальной версии тоже признан виновником аварии. Он принимал активное участие в ликвидации последствий, но был арестован одновременно с директором станции Виктором Брюхановым. Его приговорили к десяти годам лишения свободы. Во время следствия инженер сошёл с ума — разбил очки и стёклами от них пытался вскрыть себе вены.

По статистике, в 80% случаев мезотелиома развивается из-за асбеста. Он широко используется в самых различных областях, например в строительстве, автомобильной промышленности и ракетостроении. При этом асбест – один из известнейших и сильнейших канцерогенов, и те, кто работает с ним без какой-либо защиты, чрезвычайно рискуют. Поскольку, как было сказано, большая часть мезотелиом возникает под действием асбеста, эту опухоль можно назвать «асбестовым раком», но лучше с кавычками – потому что, во-первых, есть и другие случаи мезотелиомы, не связанные с асбестом, и сам асбест провоцирует не только мезотелиому, но и другие виды опухолей.

Заходит мужчина 73 лет, одет в белоснежную атласную рубашку с коротким рукавом с принтом в виде больших золотых драконов. Белые брюки, туфли, сильно надушен.
— Вы такой праздничный! У Вас какое-то торжественное событие?
— Я к Вам на приём пришёл, а к врачу надо ходить опрятным.
Поблагодарила, так как такое отношение очень приятно.

Пациентка, ВИЧ, около года назад выставили ей рак шейки матки, но её инфекция цвела пышным цветом, СD-4 клеток всего 86, гемоглобин 65, и спецлечение рака было строго противопоказано, и операция только по жизненным показаниям. За год она лечение ВИЧ-инфекции принимала чисто по настроению, и когда клетки кое-как поднялись к уровню 200 за год, она пришла снова решать вопрос лечения. Ремарка: рак стадируется один раз. Ей выставили стадию I, и по правилам онкологии рядом со стадией ставится год постановки, и что бы в дальнейшем ни присходило — прогрессирование, метастазирование, это просто указывается следом, но стадия формально остаётся та же. Иногда её пересматривают после операции, но это уже другая история.
Ясно понятно, что за год опухоль выросла, и операция уже стала невозможна по причине её распространенности, хотя стадия по-прежнему стояла «I» . Пациентка пришла на лучевую терапию.
— Мне интересно, почему меня направили сюда, а не на операцию.
— Потому что операция уже невозможна. Лучевая терапия даст тот же эффект, это рекомендованная альтернатива.
— Нет, я не согласна. Полтора месяца ходить сюда! Девченки говорят, потом от вашей терапии аж волосы на лобке не растут, всё выжигаете. Это гестапо какое-то! Скажите, это всё потому что у меня ВИЧ? Вы поэтому так ко мне относитесь? Это неуважение! И с гемоглобином этим прицепились, раньше не оперировали. Да у меня всю жизнь он низкий!
Объясняю ей ситуацию подробно. Говорю, проходите на кресло на осмотр.
— Хватит уже лазить мне туда, сколько можно-то? *Плачет*. Отпустите меня, я пойду к хирургу, говорить насчет операции. А вы фашисты, людей тут мучаете только.
Как положено, «по протоколу», всё объяснила ей ещё раз и отпустила. ВИЧ-энцефалопатия?

В моем случае наркоз не предусмотрен (я очень просила. но отказали), хотя я бы не сказала, что вводить трубку 20 см в мочевой канал уж совсем безболезненно, или помещать во влагалище с иссушенной слизистой этот конус, который должен быть максимально возможного размера (стенки должны прилегать). Да и как бы расслабить анус для трубки, когда ты лежишь на кушетке тоже не так легко. Поэтому перед каждой брахи пью успокоительное и настраиваю себя морально. А после процедуры, как бы не старалась быть спокойной, все равно рыдаю. Что-то внутри срывается.

— Доктор, меня интересует вопрос. После лучевой терапии можно будет половой жизнью жить?
— Можно.
— Доктор, а курс лечения как долго занимает?
— Около 2 месяцев.
— А во время лучевой терапии половой жизнью жить можно?
— Можно.
-Ух, ну слава богу, а то совсем радости никакой нет.
Странно, но вопросы о половой жизни задают, наверное, 1 из 100. Мне даже интересно, почему остальные не задают — стесняются?

6 Радиологическая Больница Москва Пострадал Персонал От Радиации

Рассказы старожилов института о том, что радиоактивные материалы могли висеть за окном на форточке, в авоське, — чистая правда. И лишь спустя некоторое время, когда сотрудники будущего ВНИИНМа им. Бочвара стали заболевать и умирать, впервые задумались над методами радиационной защиты человека.

Конечно, предстоящий демонтаж здания грозил вызвать новую волну радиофобии среди москвичей. Снова начались разговоры, что «нас всех облучат», посыпались анонимки в «соответствующие инстанции», но возможный риск многократно перекрывала польза от вывоза из города опасных материалов. «Плутония в Москве быть не должно» — настаивал во время беседы Валентин Иванов.

Надо сказать, что в послевоенной Москве для физиков-ядерщиков здесь был создан настоящий научный оазис. Все необходимое для жизни и исследований предоставлялось ученым в полном объеме. Атмосфера государственной тайны, особой избранности, окутывала испытания радиационной химии твердых соединений. Здесь, впервые в мире были разработаны химико-спектральные и ядерно-физические методы анализа делящихся и конструктивных материалов.

О проблеме вслух впервые заговорили открыто тоже в 2014 году. Глава ВНИИНМ им. Бочвара — Валентин Иванов, при участии топливной компании ТВЭЛ, принял решение провести общественные обсуждения проблемы радиационной безопасности в Щукино. Не побоялся глава НИИ пообщаться с районными активистами, прочитал мои статьи, пригласил на беседу и пообещал экскурсию в «корпус Б» с дозиметрами.

Острых ощущений получить удалось сполна. С одной стороны, было жаль сносимый корпус Б. Мы первые и последние, кто заглянул сюда просто так, заснять для истории настоящий архитектурный памятник – цитадель ядерной физики Москвы. Ни до меня, ни после – никто не заходил сюда с фотоаппаратом и уже не зайдет – здание больше не существует.

6 Радиологическая Больница Москва Пострадал Персонал От Радиации

  1. ГБУЗ «Городская клиническая больница им. С.П. Боткина ДЗМ»;
  2. ГБУЗ «Городская клиническая больница № 1 им. Н.И. Пирогова ДЗМ»;
  3. ГБУЗ «Городская клиническая больница № 4 ДЗМ»;
  4. ГБУЗ «Городская клиническая больница имени В.М. Буянова ДЗМ»;
  5. ГБУЗ «Городская клиническая больница № 15 им. О.М. Филатова ДЗМ»;
  6. ГБУЗ «Городская клиническая больница № 5 ДЗМ»;
  7. ГБУЗ «Городская клиническая больница № 31 ДЗМ»;
  8. ГБУЗ «Городская клиническая больница № 51 ДЗМ»;
  9. ГБУЗ «Городская клиническая больница № 57 ДЗМ»;
  10. ГАУЗ «Московская городская онкологическая больница № 62 ДЗМ»;
  11. ГБУЗ «Городская клиническая больница № 81 ДЗМ»;
  12. ГБУЗ «Морозовская детская городская клиническая больница ДЗМ»;
  13. ГБУЗ «Центр планирования семьи и репродукции ДЗМ»;
  14. ГБУЗ «Научно-исследовательский институт скорой помощи им. Н.В. Склифосовского ДЗМ»;
  15. ГБУЗ «Инфекционная клиническая больница № 1 ДЗМ»;
  16. Филиал № 3 ГАУЗ «Многопрофильная клиника медицинской реабилитации» Московский научно-практический центр медицинской реабилитации, восстановительной и спортивной медицины ДЗМ»;
  17. ГБУЗ «Челюстно-лицевой госпиталь для ветеранов войн ДЗМ»;
  18. * ГБУЗ «Госпиталь для ветеранов войн № 1 ДЗМ»;
  19. * ГБУЗ «Госпиталь для ветеранов войн № 2 ДЗМ»;
  20. * ГБУЗ «Госпиталь для ветеранов войн № 3 ДЗМ».
  1. Участники ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС
  2. Участники ликвидации последствий аварии на ПО «Маяк» 1957-1962 гг. и сброса радиоактивных отходов в реку Теча в 1949-1962 гг.
  3. Участники испытаний ядерного оружия на Семипалатинском и других полигонах.
  4. Ветераны подразделений особого риска.
  5. Граждане, эвакуированные из зоны воздействия с территорий, подвергшихся радиационному воздействию (из зоны отчуждения и из зоны отселения) и переселённые с территорий подвергшихся радиационному загрязнению.
  6. Граждане, выехавшие добровольно с радиационно-загрязненных территорий — зоны отселения и из зоны с правом на отселение.
  7. Дети первого, второго и третьего поколений, рождённые от лиц, принимавших участие в ликвидации последствий аварии (от ликвидаторов), эвакуированных из зоны воздействия или выехавших добровольно из зоны воздействия.
  8. Вдовы участников ликвидации последствий радиационных аварий и ветеранов подразделений особого риска.
  9. Супруги граждан, получивших или перенесших лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием, инвалидов вследствие радиационного воздействия, участников ликвидации последствий радиационных аварий и ветеранов подразделений особого риска.

6 Радиологическая Больница Москва Пострадал Персонал От Радиации

Изменяет ли лечение предельно допустимую нагрузку, зависит от вида лечения. Вероятность развития побочных действий при облучении головы или объемном облучении обширных опухолей более велика, чем при прицельном облучении маленькой опухоли. Важную роль играют основное заболевание и общее состояние. Если состояние пациентов в целом сильно ограничено вследствие основного заболевания, если у них наблюдаются симптомы, как, например, боли, или же они потеряли в весе, — то облучение представляет собой дополнительную нагрузку.

Из страха перед побочными действиями многие пациенты обращаются к средствам, о которых говорят, что они якобы могут защитить от лучевого поражения и возникновения побочных эффектов. Что касается продуктов, о которых спрашивают пациенты в информационной службе по раковым заболеваниям, то здесь мы приведем так называемый «список самых популярных препаратов», включающий комплементарные и альтернативные методы, витамины, минеральные вещества и другие биологически активные добавки.

При брахитерапии радиоактивный материал может оставаться в теле пациента в течение непродолжительного времени. Пока пациент «испускает лучи» он, как правило, остается в больнице. Когда врачи дают «зеленый свет» для выписки, опасности для семьи и посетителей больше нет.

Этот вопрос беспокоит многих пациентов, а также их близких, прежде всего, если в семье есть маленькие дети или беременные.
При «нормальной» чрескожной лучевой терапии сам пациент все же не является радиоактивным! Лучи пронизывают его тело и там отдают свою энергию, которую поглощает опухоль. Радиоактивный материал не используется. Даже тесный физический контакт полностью безопасен для родственников и друзей.

Лучевая терапия: у многих пациентов после облучения не остается никаких видимых изменений на коже или внутренних органах. Тем не менее, им необходимо знать, что облученная однажды ткань на длительное время остается более восприимчивой, даже если это не очень заметно в повседневной жизни. Однако, если учитывать повышенную чувствительность кожи при уходе за телом, при лечении возможных раздражений, возникших вследствие воздействия солнечных лучей, а также при механических нагрузках на ткань, то обычно мало что может случиться.
При проведении медицинских мероприятий в области бывшего поля облучения, при заборах крови, физиотерапии и т.д., ответственному специалисту необходимо указать на то, что ему следует соблюдать осторожность. В противном случае даже при незначительных повреждениях существует опасность, что при отсутствии профессиональной обработки процесс заживления будет протекать неправильно и образуется хроническая рана.

Adblock
detector