Отделение Функции Суда По Разрешению Дела От Функции Обвинения И Защиты Является

Функция правосудия состоит в разрешении дела по существу судом. Только суд, который ни от кого независим и не связан с выводами участников судебного разбирательства, может объективно разрешить уголовное дело и вынести по нему законный и обоснованный приговор.

Каждый участник уголовного судопроизводства выполняет определенные полномочия, направленные на выполнение той или иной функции. Те функции, осуществление которых связано с достижением общих целей процесса (или определенной его части), являются основными функциями уголовного процесса.

— наличием независимого от сторон суда. В состязательном процессе суд не может принимать на себя осуществление ни обвинительной, ни защитительной функций. Он приступает к делу лишь по обвинению, представленному уголовным преследователем, и не вправе выходить за рамки, очерченные в обвинении. Суд не наделен правом возбуждать уголовное дело. Это ведет к тому, что главной движущей силой состязательного процесса является спор сторон по поводу обвинения. «Нет обвинения — нет и процесса» — одно из важных правил состязательности, вытекающее из принципа независимости суда. Соответственно, ни одна из сторон в состязательном процессе также не может брать на себя даже часть судейской функции, ведь в противном случае суд не был бы отделен от сторон. Однако данное условие не вполне выдерживается в УПК, и некоторые судебные полномочия, связанные с разрешением дела по существу или применением процессуального принуждения, продолжают оставаться в руках органов уголовного преследования. Так, следователь, дознаватель могут на досудебном производстве принимать окончательное решение по существу дела, прекращая уголовное дело или уголовное преследование, причем не только по реабилитирующим, но и так называемым нереабилитирующим основаниям (см. о них коммент. к гл. 4). Именно уголовный преследователь (дознаватель, следователь) принимает здесь решения об отводе своих процессуальных противников — защитника и представителя гражданского ответчика (ст. 72). Следователь и дознаватель наряду с судом собирают и используют доказательства, с помощью которых устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу (ч. 1 ст. 74), т.е. сразу получают судебные доказательства, в то время как в процессуальных системах, последовательно придерживающихся состязательного начала (Англия, США, Италия и др.), предусмотрена особая судебная процедура проверки и признания допустимыми в качестве судебных всех доказательств, которые сторона уголовного преследования собрала и сочла возможным представить на предварительном производстве. Наконец, дознаватель, следователь предъявляют обвинение не перед лицом суда в судебном заседании, как это должно происходить в истинно состязательном судопроизводстве, а в закрытом инквизиционном порядке (см. об этом также коммент. к гл. 23).

— процессуальным равенством сторон. Состязание будет справедливым только тогда, когда противоборствующие стороны находятся в одной «весовой категории», т.е. обладают сравнимыми возможностями по отстаиванию своих интересов. Однако в части четвертой комментируемой статьи говорится не о равенстве, а о равноправии сторон перед судом, т.е. равенстве прав, а не процессуальных возможностей. Тем не менее фактически процессуальный статус государственного уголовного преследователя во многом не совпадает с правами и обязанностями обвиняемого и защитника. Даже в судебном заседании, где стороны, казалось бы, имеют внешне тождественные права по представлению и исследованию доказательств, заявлению ходатайств и отводов, высказыванию мнений, выступлению в судебных прениях и т.д. (ст. 244), в целом их процессуальное положение весьма различается. Так, бремя доказывания, как правило, лежит на обвинителе, а все сомнения толкуются в пользу обвиняемого (ст. 14). Что касается досудебного производства, то комментируемая статья (ч. 4) даже не требует обеспечения здесь равноправия сторон — это декларируется только для судебного производства;

5. Какая деятельность не входит в содержание оказания юридической помощи гражданам и организациям?
внедрение в преступную группу с целью получить доказательства невиновности
защита прав граждан при оказании им принудительной психиатрической помощи
защита по уголовным делам обвиняемых и подозреваемых
участие в качестве представителей сторон в судах общей юрисдикции

1. К функциям правоохранительных органов не относится:
раскрытие и расследование преступлений
ведомственный контроль
принятие новых федеральных законов, направленных на совершенствование деятельности правоохранительных органов
прокурорский надзор
оказание юридической помощи

Определение Конституционного Суда РФ от N 1627-О-О; Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Посохина Дмитрия Вячеславовича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 66 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

Оценка же того, был ли государственный обвинитель лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе уголовного дела заявителя, имелись ли правовые основания для его отвода, а равно проверка законности и обоснованности решений суда по поводу заявленного стороной защиты государственному обвинителю отвода относятся к ведению судов общей юрисдикции и не входят в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Вас может заинтересовать ::  Обременение Росвоенипотека

Постановлением председательствующего в данном уголовном процессе судьи заявленный отвод был отклонен со ссылкой на часть вторую статьи 66 УПК Российской Федерации как необоснованный, поскольку обстоятельства, на которые ссылалась сторона защиты, не являлись препятствием для дальнейшего участия прокурора в производстве по уголовному делу.

УЧАСТНИКИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Ныне судья, рассматривающий дело по существу, может быть вынужден проверять законность собственных ранее вынесенных решений по вопросам, указанным в ч. ч. 2 и 3 ст. 29 УПК РФ. УПК РФ не допускает повторное участие судьи в рассмотрении дела (ст. 63) . Однако в отношении судьи, принимавшего участие в досудебном производстве, закон делает неоправданное исключение, связанное не с процессуальными, а с сугубо техническими причинами (наличие в России односоставных районных судов, их слабая загруженность в удаленных местностях и т.п.).

Защитник также обладает очень важным правом собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи. УПК РФ в ч. 3 ст. 86 установил, что «собирать доказательства» защитник вправе путем: 1) получения предметов, документов и иных сведений; 2) опроса лиц с их согласия; 3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии. Существенно, что п. 1 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре предусматривает право адвоката собирать «сведения», необходимые для оказания юридической помощи. Такая формулировка точнее отражает смысл ст. 74 УПК, содержащей понятие «доказательства», поскольку, строго говоря, доказательствами данные сведения становятся только после их приобщения к материалам уголовного дела решением дознавателя, следователя или суда, совершения на их основании следственных действий и т.п. Идея так называемого «параллельного расследования» не вписывается в инфраструктуру российского уголовного судопроизводства континентального типа. Она немыслима для уголовного судопроизводства не только России, но и Германии, Франции, Бельгии и большинства других европейских стран.

В течение длительного времени проблема правоотношений не находила отклика в уголовно-процессуальной теории, рассматривавшей уголовный процесс исключительно через призму учений о производстве по уголовному делу и его пределах, следственных действиях, процессуальных решениях, стадиях уголовного процесса и прочих процессуальных инструментах, обеспечивающих возникновение уголовного дела, его поступательное движение и разрешение. Не оставались, разумеется, без пристального внимания процессуалистов и различные права участников уголовного процесса, прежде всего право на защиту, однако их выделение и развитие не приводило к попыткам сконструировать в уголовном процессе общую теорию неких специальных уголовно-процессуальных правоотношений.

Уголовно-процессуальная теория, пытаясь снять хотя бы часть возникающих проблем, выдвинула концепцию односторонних властных полномочий, согласно которой в уголовном процессе возможны односторонние обязанности, которым не корреспондируют никакие конкретные права (вспомним, пример с возбуждением уголовного дела), и односторонние права, которым не корреспондируют никакие конкретные обязанности (право следователя прекратить уголовное дело) 112 . Но и эта концепция не только не дает ответа на возникающие вопросы, но и ставит новые и новые. Можно ли, скажем, говорить об обязанности следователя прекратить уголовное дело при наличии к тому оснований как о его «субъективном праве»?

Статья 15 УПК РФ

1) собиранием письменных документов (предметов) для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств теперь вправе заниматься не только сторона обвинения, но и подозреваемый (обвиняемый), его законный представитель, а также гражданский ответчик и его представитель (ч. 2 ст. 86 УПК России). Защитник, кроме того, уполномочен на получение предметов, документов и иных сведений; опрос лиц с их согласия и истребование справок, характеристик, иных документов (ч. 3 ст. 86 УПК России);

3. Суд не вправе по собственной инициативе принимать меры к доказыванию виновности подсудимого в совершении преступления, но обязан принять предусмотренные законом меры, которые способствуют реализации сторонами их процессуальных прав по собиранию и представлению доказательств, имеющих значение для правильного разрешения дела и вынесения законного и обоснованного приговора.

Функция защиты имеет своей целью ограждение лица от уголовного преследования, обвинения, осуждения, иного ограничения прав и законных интересов. Это направление уголовно-процессуальной деятельности противопоставлено обвинению, что обеспечивает состязательность, исключает возможность одностороннего похода к разрешению дела, создаст гарантии обеспечения прав и свобод личности.

Функция обвинения направлена главным образом на изобличение лица в совершении преступления и привлечение его к уголовной ответственности, на установление иных обстоятельств преступной деятельности. Обвинение является «движущей силой» или «инициатором» всего уголовного судопроизводства. Именно посредством реализации обвинительных функций возбуждается уголовное дело и проводится предварительное расследование. Именно сторона обвинения доказывает суду виновность лица и иные обстоятельства, влияющие на содержание приговора или иного судебного решения.

3. То обстоятельство, что в силу принципа состязательности суд не может выступать на стороне обвинения или защиты, исключает, в частности, его полномочие возбуждать уголовные дела или отказывать в их возбуждении (см. Постановления КС РФ от 28.11.1996 N 19-П и от 14.01.2000 N 1-П по делу о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР // ВКС РФ. 2000. N 2), возвращать уголовные дела для производства дополнительного расследования в целях восполнения неполноты дознания и предварительного следствия (см. Постановление КС РФ от 08.12.2003 N 18-П по делу о проверке конституционности положений ст. 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также гл. 35 и 39 УПК // ВКС РФ. 2004. N 1).

Вас может заинтересовать ::  Облагается Налогом Пособие При Увольнении Сотрудника Мвд

2. Недопустимость возложения на один и тот же орган или на одно и то же должностное лицо различных процессуальных функций не исключает возможности совершения теми или иными участниками процесса действий, внешне не совпадающих с их целевым предназначением. Так, обвиняемый может признавать себя виновным в совершении преступления, указывая на доказательства, его изобличающие, а потерпевший, наоборот, настаивать на проявлении снисхождения в отношении обвиняемого. Более того, прокурор, осуществляющий от имени государства функцию уголовного преследования, не только вправе, но и обязан отказаться от поддержания обвинения в случае обнаружения его безосновательности. В таком положении нет отступления от принципа состязательности, поскольку этот принцип отнюдь не предполагает обязанности органов уголовного преследования поддерживать обвинение во что бы то ни стало, вопреки имеющимся доказательствам.

Во-вторых, обособление функции обвинения и появление обвинителя требует выделения функции защиты и введения в процесс фигуры защитника. Возможность искать помощи защитника, не полагаясь на обязанности государственных органов по обеспечению прав обвиняемого, получила название формальной защиты. «Процесс, где обвиняемый поставлен лицом к лицу против обвинителя, вооруженного всесильной помощью государства, недостоин имени судебного разбирательства; он превращается в травлю»96, – писал еще в XIX столетии выдающийся российский процессуалист И.Я. Фойницкий.

Кроме формальной защиты, существует понятие материальной защиты, обнимающее все средства и способы по опровержению обвинения, осуществляемые как самим обвиняемым (реализация всех предоставленных ему законом прав для защиты от обвинения), так и ex officio государственными органами, обязанными по долгу службы предпринять все меры для защиты любого лица от необоснованного обвинения.

Статья 15

Содержание функции защиты полностью расходится с функцией обвинения. Кроме того, являясь противоположностью функции обвинения, функция защиты сводится к защите от обвинения. Прежде всего она связана с защитой от уголовного преследования при производстве по уголовным делам. Реализуют данную функцию в пределах соответствующих полномочий участники уголовного судопроизводства со стороны защиты. Функция защиты не предполагает обязанность доказывать невиновность подозреваемого, обвиняемого в уголовном судопроизводстве. Речь в данном случае идет о дискреции защиты, которая предполагает выбор средств и способов защиты по собственному усмотрению стороной защиты. Кроме того, дискреция функции защиты в той или иной степени помогает реализовать принцип презумпции невиновности (ст. 14 УПК РФ) . Разрешение уголовного дела — ключевая функция уголовного судопроизводства — по своему содержанию представляет собой реализацию судом правосудия по уголовным делам как одну из составных частей разрешения уголовных дел, прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования, применение к лицу принудительных мер медицинского характера, применение к лицу принудительных мер воспитательного воздействия и т.д. В соответствии с позицией Конституционного Суда РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты и создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч. 3 ст. 15), а также устанавливает правовой статус лиц, представляющих в уголовном процессе стороны обвинения и защиты, исходя из существа возлагаемых на каждую из этих сторон процессуальных функций (гл. 6 и 7), обеспечивая тем самым их реальное разделение .
———————————
На данной позиции стоит и Конституционный Суд РФ. Так, в своем Постановлении от 29 июня 2004 г. N 13-П он отмечает, что подозреваемый, обвиняемый не обязаны доказывать свою невиновность. Однако это не означает, что в случае отказа обвиняемого от участия в доказывании или неспособности по каким-либо причинам осуществлять его доказательства невиновности могут не устанавливаться и не исследоваться. То обстоятельство, что обвиняемый воспользовался названным конституционным правом, не может служить основанием ни для признания его виновным в инкриминируемом преступлении, ни для наступления каких-либо неблагоприятных последствий, связанных с применением процессуальных санкций, в том числе с ограничением возможности реализации им своих процессуальных прав.

4. Второе положение принципа состязательности сторон связано с уголовно-процессуальной деятельностью суда как основного участника уголовного судопроизводства, который при реализации функции разрешения уголовного дела должен создать необходимые условия для исполнения сторонами обвинения, защиты и иными участниками уголовного судопроизводства своих процессуальных полномочий при производстве по уголовным делам. При реализации функции суда по разрешению уголовного дела и созданию необходимых условий сторонам для исполнения ими своих полномочий существенным положением является соотношение активизации роли суда в сфере доказывания по уголовным делам с ее реализуемыми функциями и полномочиями при производстве по уголовным делам. В первую очередь активная роль суда при реализации своей функции и полномочий связана с участием в процессе доказывания по уголовным делам. Действующим уголовно-процессуальным законодательством (ст. ст. 86 — 88 УПК) суду предоставляется возможность наравне с участниками уголовного судопроизводства со стороны обвинения (следователем, дознавателем, прокурором, защитником) участвовать в собирании, проверке доказательств по уголовному делу. Кроме того, суд также по правилам ст. 88 УПК оценивает доказательства. Хотя в силу ст. 15 УПК, определяющей состязательную форму российского уголовного судопроизводства, суд должен только создать условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Но в судебном разбирательстве по уголовному делу модель активности сторон и пассивности суда в чистом и последовательном виде не характерна для континентального европейского уголовного процесса. Кроме того, ЕСПЧ ни разу в своих решениях не указал, что при производстве по уголовному делу суд должен играть пассивную роль в установлении истины по уголовному делу. Более того, ст. 13 ЕКПЧ предполагает использовать эффективно все средства правовой защиты в государственном органе (судебный орган также является государственным органом). Кроме того, данная норма не позволяет суду пассивно участвовать в процессе доказывания по уголовному делу. Из обязанности государства обеспечить эффективное расследование с тем, чтобы были обнаружены и наказаны виновные, следует и обязанность суда эффективно произвести судебное следствие (с целью обнаружения виновных и их наказания) как способ установления доказательств при производстве по уголовному делу. Действующее уголовно-процессуальное законодательство как раз и предусматривает, что суд, участвуя в процессе доказывания в рамках состязательной формы уголовного судопроизводства, собирает, проверяет и оценивает доказательства как по собственной инициативе, так и по ходатайству сторон . Кроме того, Конституционный Суд РФ также подтвердил, что функция правосудия в уголовном процессе предполагает право суда по своей инициативе собирать доказательства в целях проверки доводов и доказательств сторон .
———————————
Более подробно об этом см.: Уголовно-процессуальное право: Учебник / Под общ. ред. В.М. Лебедева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2014. С. 311 — 313 (автор — В.И. Качалов).

Вас может заинтересовать ::  Монетизация Льгот Пенсионерам Ветеранам Труда Федерального Значения В Рязани

В уголовном судопроизводстве функция обвинения отделена от функции защиты, а обе они отделены от функции рассмотрения дела судом

В соответствии со ст. 46 К РФ каждому, т.е. гражданам РФ, лицам без гражданства, иностранным гражданам, а так же организациям гарантируется судебная защита их прав, свобод и законных интересов в порядке конституционного, гражданского, административного, уголовного судопроизводства.

Списки кандидатов в присяжные заседатели составляются 1 раз в 4 года исполнительно-распорядительными органами муниципальныхобразований отдельно по каждому муниципальному образованию субъекта РФ на основе списков избирателей путем случайной выборки.При этом из числа отобранных граждан исключаются лица, которые не могут быть присяжными заседателями.

Функция обвинения в преступлении— деятельность уполномоченных органов и лиц, направленная на раскрытие преступления, доказывание виновности лица, его совершившего, в целях обеспечения правильного разрешения судом вопроса о его ответственности.

Классическая точка зрения заключается в том, что в уголовном процессе существует три функции: обвинение (уголовное преследование), защита и юстиция (судебное рассмотрение и разрешение уголовного дела). Обвинение и защита — суть стороны в процессе, противоборство которых разрешает арбитр — суд. Каждую сторону обычно представляют несколько участников. Так, например, функцию уголовного преследования осуществляют органы расследования, прокурор, частный обвинитель, потерпевший, гражданский истец и представители трех последних участников процесса.

Модификация правового статуса подозреваемого (ст. 46 УПК) способст­вовала существенному расширению его права на защиту. Среди субъектив­ных прав подозреваемого прежде всего названо право знать, в чем он подоз­ревается. Важность такого решения трудно переоценить: не зная этого, лицо не может защищаться от подозрения (как и обвиняемый — от обвинения). Для обеспечения реального осуществления защиты ст. 46 УПК предусмотрено, что подозреваемый вправе: давать объяснения; представлять доказательства; заявлять ходатайства; знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием; приносить жалобы на действия и решения лица, производящего дознание, следователя, прокурора и др.

Право обвиняемого (подсудимого) на защиту представляет собой сово­купность субъективных процессуальных средств, используя которые он может противостоять выдвинутому против него обвинению: знать, в чем он обвиняется; оспаривать участие в совершении преступления; опровергать

За своевременность и полноту при составлении протокола наряду с председательствующим несет ответственность секретарь судебного заседания. Секретарь судебного заседания является субъектом уголовного процесса, его обязанности по ведению протокола судебного заседания указаны в ст. 245 УПК РФ.

Отказ в оглашении документа, отвечающего требованиям закона к его допустимости в качестве доказательства, может повлечь за собой пересмотр судебного решения вышестоящей инстанцией по жалобе стороны. Согласно ст. 286 УПК РФ документы, представленные в судебное заседание сторонами или истребованные судом, могут быть на основании определения или постановления суда исследованы и приобщены к материалам уголовного дела.