Нарушение Имущуственных Прав Органов Местного Самоуправления

Особенности гражданско-правовой ответственности должностных лиц органов местного самоуправления

В статье исследуется сущность и правовая природа гражданско-правовой ответственности органов местного самоуправления и их должностных лиц. Автор обосновывает необходимость применения имущественных санкций непосредственно к должностным лицам органов местного самоуправления.

В научной литературе существует множество теорий о понятии гражданско-правовой ответственности6, но наиболее признанным считается мнение О.С. Иоффе, согласно которому гражданско-правовая ответственность представляет собой санкцию за правонарушение, вызывающую для нарушителей отрицательные последствия в виде лишения субъективных гражданских прав либо возложения новых или дополнительных гражданско-правовых обязанностей7.

Имущественные отношения в муниципальных образованиях

Представители органов местного самоуправления ряда муниципальных образований, в частности Иланского района Красноярского края, городского поселения «Город Вяземский» Хабаровского края, города Костромы и др., предлагают кроме вышеперечисленных видов имущества закрепить в муниципальную собственность имущество, предназначенное для профилактики терроризма и экстремизма, а также минимизации и/или ликвидации последствий проявлений терроризма и экстремизма, создания условий для развития местного традиционного народного художественного творчества, сохранения, возрождения и развития народных художественных промыслов. Очевидно, что для решения указанных вопросов местного значения маловероятно привлечение частных структур, поэтому в их отношении возможно рассмотрение вопроса о сохранении в муниципальной собственности муниципальных предприятий и учреждений или нежилых помещений для сдачи в аренду.

Наряду с этим как в вышеперечисленных сферах, так и в сфере культуры на базе бюджетных учреждений формируется новая организационно-правовая форма – автономные учреждения, которым муниципальное имущество передается в оперативное управление, а финансирование осуществляется на основе муниципального задания за счет средств местных бюджетов и на основе договоров возмездного оказания услуг населению. Проведенные в ряде городов (Тюмени, Калуге и др.) эксперименты по созданию автономных учреждений продемонстрировали снижение расходов на выполнение муниципальных социальных услуг при повышении их качества за счет более гибкой финансовой и производственной политики.

Приложение 16

Систематическое невнесения платежей за пользование муниципальным имуществом — неуплата арендной платы и иных платежей, предусмотренных договорами аренды, иного владения и (или) пользования муниципальным имуществом в соответствии с условиями договора пользования, владения или распоряжения муниципальным имуществом, неуплата в установленные сроки причиненных убытков и причиненного ущерба.

Пункт 3.2 Типового договора аренды недвижимого и движимого имущества, находящегося в собственности муниципального образования городской округ Алушта Республики Крым, утвержденного решением Алуштинского городского совета от 13 февраля 2015 года N 9/12 «Об утверждении Порядка предоставления в аренду имущества, находящегося в собственности муниципального образования городской округ Алушта Республики Крым»

Учреждая муниципальные предприятия и учреждения, органы местного самоуправления вправе наделять их необходимым для осуществления уставной деятельности муниципальным имуществом. В соответствии с Гражданским кодексом РФ это имущество может предоставляться муниципальные предприятию, учреждению на правах хозяйственного ведения или оперативного управления.

Муниципальные образования могут создавать муниципальные предприятия и учреждения, участвовать в создании хозяйственных обществ, в том числе межмуниципальных, необходимых для осуществления полномочий по решению вопросов местного значения. Функции и полномочия учредителя в отношении муниципальных предприятий и учреждений осуществляют уполномоченные органы местного самоуправления.

Возмещение убытков, причиненных государственными органами и органами местного самоуправления

Если гражданин стал жертвой бездействия должностных лиц, он имеет право потребовать возмещения причиненного ему вреда. Эти убытки должны быть компенсированы в полной мере. К сожалению, так бывает не всегда. Получить полную компенсацию за причиненные неудобства сложнее всего тогда, когда дело касается транспортного законодательства. Если по вине должностных лиц был утрачен или поврежден груз, багаж, возникли просрочки с доставкой и так далее, добиться полного возмещения убытков будет сложно.

В случае, если юридические и физические лица пострадали из-за бездействия, причиненного органами местного самоуправления, либо государственными органами, они вправе требовать возмещения понесенных убытков.
Согласно статье 16 Гражданского Кодекса убытки гражданина из-за неправомерных действий должностных лиц подлежат возмещению государством. Денежные средства, как правило, выделяет определенный субъект страны, либо местное муниципальное образование.

Неквалифицированный состав такого преступления предусматривает наказание в виде штрафа в размере до одного миллиона рублей, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, или в размере от десятикратной до пятидесятикратной суммы взятки с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо исправительные работы на срок от одного года до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо принудительные работы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишение свободы на срок до трех лет со штрафом в размере от десятикратной до двадцатикратной суммы взятки или без такового.

В частности, на основании ст. 293 УК РФ халатность, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе либо обязанностей по должности, если это повлекло причинение крупного ущерба или существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, — наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

Изменения в Порядок ведения органами местного самоуправления реестров муниципального имущества внесены, прежде всего, в целях обеспечения полноты учета. Совершенствование процедуры учета публичного имущества и ведения реестров муниципального имущества обусловлено появлением объектов гражданских прав, порождаемых новой «цифровой» экономикой.

Понятие цифровых прав появилось в нашем законодательстве недавно, с введением в Гражданский Кодекс Федеральным законом от 18.03.2019 № 34-ФЗ статьи 141.1 «Цифровые права». Согласно данной статье, цифровыми правами признаются обязательственные и иные права, содержание и условия, осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам. Как объекты гражданских прав вещные права могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в установленном законом порядке.

Статья 215 ГК РФ

1. Согласно Конституции РФ, местное самоуправление обеспечивает владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью (ст. 130). Имущество, находящееся в муниципальной собственности — средства местных бюджетов, а также имущественные права муниципальных образований, составляет экономическую основу местного самоуправления. Муниципальная собственность признается и защищается государством наравне с иными формами собственности (ст. 49 ФЗ от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»). В ст. 50 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» определяется имущество, которое может находиться в собственности муниципальных образований. Исходя из положений данной статьи, муниципальным образованиям может принадлежать имущество, предназначенное для решения вопросов местного значения, обеспечения деятельности органов местного самоуправления, осуществления отдельных государственных полномочий, делегированных органам местного самоуправления.

2. Субъектами права муниципальной собственности являются городские и сельские поселения, другие муниципальные образования. От имени соответствующего муниципального образования его правомочия в соответствии со своей компетенцией могут осуществлять в соответствии со ст. 125 ГК РФ органы местного самоуправления.

О порядке распоряжения земельными участками, находящимися в государственной собственности, до разграничения государственной собственности на землю

а) осуществлять контроль за перечислением в федеральный бюджет средств от продажи земельных участков, находящихся в государственной собственности (далее именуются – земельные участки), а также от продажи права на заключение договора аренды земельного участка на торгах (аукционах, конкурсах)

Министерство имущественных отношений Российской Федерации (его территориальные органы) на основании представленных федеральными органами исполнительной власти вариантов использования таких земельных участков формирует предложение о предоставлении указанных в абзаце втором настоящего пункта земельных участков для федеральных нужд, а уполномоченный орган государственной власти субъекта Российской Федерации — о предоставлении указанных в абзаце третьем настоящего пункта земельных участков для нужд субъекта Российской Федерации.

Одной из наиболее интересных проблем правового режима публичного имущества является изменение формы публичной собственности путём передачи имущества от одного публичного собственника другому. Данное изменение обусловлено тем, что Россия является федеративным государством (часть 1 статьи 1 Конституции РФ), в котором признаётся и гарантируется местное самоуправление, органы которого не входят в систему органов государственной власти (статья 12 Конституции РФ). Таким образом, в Российской Федерации могут существовать три вида публичных собственников: сама Российская Федерации, субъект Российской Федерации и муниципальное образование. При этом, с одной стороны, данные публичные собственники не могут находиться в прямой властной иерархической зависимости друг от друга, а с другой, Российская Федерация может предопределять поведение остальных публичных собственников путём принятия федеральных законов, обязательных к исполнению.
Применительно к проблеме публичной собственности это может выражаться, например, в том, что Российская Федерация может принять решение передать в муниципальную собственность имущество, находящееся в федеральной собственности вопреки согласию или без надлежащего учёта мнения муниципального образования относительно такой передачи. При этом невозможно утверждать, что такое мнение не должно иметь юридического значения, поскольку муниципальное образование «безвозмездно обогащается». Дело в том, что объект собственности может с экономической точки зрения представлять собой не выгоду, но обременение. В связи с этим «принудительная» передача объекта собственности из федеральной собственности в собственность муниципального образования может быть точно таким же нарушением прав последнего, как и изъятие у него собственности в пользу Российской Федерации.
На нормативном уровне эта проблема отражена в следующих положениях части 11 статьи 154 Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»:
абзаце шестом и седьмом, предусматривающих, что находящееся в федеральной собственности имущество, которое может находиться в собственности субъектов Российской Федерации или муниципальной собственности, подлежит безвозмездной передаче в собственность субъектов Российской Федерации или муниципальную собственность в случае, если нахождение указанного имущества в федеральной собственности не допускается, в том числе в результате разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления;
абзацах девятнадцатом, двадцать третьем и двадцать седьмом, согласно которым решения о передаче имущества из федеральной собственности в собственность субъектов Российской Федерации или муниципальную собственность и из собственности субъектов Российской Федерации и муниципальной собственности в федеральную собственность принимаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим полномочия собственника имущества, если иное не установлено Правительством Российской Федерации; органы государственной власти и органы местного самоуправления, осуществляющие передачу имущества, обязаны передать, а органы государственной власти и органы местного самоуправления, осуществляющие принятие имущества, обязаны принять передаваемое имущество на основании указанных в данной части решений в соответствии с передаточным актом; в случае, если в установленный срок передаточный акт не подписан и (или) не представлен органу государственной власти или органу местного самоуправления, осуществляющим передачу имущества, передаточный акт утверждается уполномоченным органом в одностороннем порядке.
После вступления данного закона в силу указанные нормы в отдельных случаях стали толковаться арбитражной практикой как допускающие возможность односторонней передачи федерального имущества в муниципальную собственность без согласия на то органов местного самоуправления и без соответствующей компенсации дополнительных расходов, связанных с эксплуатацией передаваемого имущества. Результатом этого явилось обращение администрации муниципального района «Читинский район» Читинской области в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой о проверке конституционности такого понимания указанных законоположений.
По данному обращению Конституционный Суд Российской Федерации принял Определение от 4 декабря 2007 года № 828-О-П, изложив в нём следующую правовую позицию:
Положения части 11 статьи 154 Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ закрепляют общий порядок передачи имущества от одного публичного собственника к другому в связи с перераспределением публичных полномочий и — независимо от состава публично-территориальных субъектов, выступающих участниками такой передачи, и направления движения находящегося в публичной собственности имущества — предполагают при его реализации соблюдение общих принципов и гарантий, к числу которых относятся наличие волеизъявления всех заинтересованных субъектов и согласованность действий соответствующих уполномоченных органов, что обусловливает учет позиции органов местного самоуправления и в том случае, когда муниципальное образование выступает в роли получателя имущества, находящегося в собственности Российской Федерации, т.е. при передаче имущества из федеральной собственности в собственность муниципальную.
Необходимость выявления в этом случае позиции органов местного самоуправления определяется конституционной природой муниципальной власти, призванной обеспечивать самостоятельное решение населением вопросов местного значения, прежде всего за счет собственных материально-финансовых ресурсов муниципального образования, а при наличии объективной необходимости — и за счет финансовой поддержки, оказываемой в рамках межбюджетных отношений Российской Федерации и ее субъектов. Поскольку федеральное законодательство, устанавливая критерии состава имущества, могущего находиться в федеральной собственности и собственности субъектов Российской Федерации, не исключает дискреции уполномоченных органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации по определению конкретных имущественных объектов, передаваемых в муниципальную собственность, отсутствие у муниципальных образований возможности сформулировать и отстаивать свою позицию в отношении соответствующего имущества порождало бы возможность передачи в муниципальную собственность имущественных объектов, наименее эффективных в социально-экономическом плане и не являющихся объективно необходимыми для решения вопросов местного значения. Безоговорочное принятие таких имущественных объектов могло бы повлечь для муниципальных образований дополнительные расходы на их содержание и существенно препятствовать реализации конституционных функций местного самоуправления. При этом сами местные сообщества оказывались бы, по существу, объектом государственной деятельности, что не согласуется с их конституционно-правовым статусом субъекта права на осуществление муниципальной власти, гарантируемым, в частности, правом на судебную защиту и запретом на ограничение прав местного самоуправления (статья 133 Конституции Российской Федерации).
Вместе с тем, как указано в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 2 ноября 2006 года N 540-О, при осуществлении правового регулирования разграничения полномочий между органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления должен быть соблюден принцип соразмерности финансово-экономических ресурсов местного самоуправления предоставленным ему полномочиям. Это определяется тем, что местный бюджет не существует изолированно, — он является составной частью финансовой системы Российской Федерации; недостаточность собственных доходных источников на уровне муниципальных образований влечет обязанность органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации осуществлять в целях сбалансированности местных бюджетов надлежащее бюджетное регулирование, что обеспечивается, в частности, посредством использования правовых механизмов, закрепленных в Бюджетном кодексе Российской Федерации. По смыслу данной правовой позиции, процесс безвозмездной передачи в муниципальную собственность имущества, находящегося в федеральной собственности, предполагает необходимость учета финансово-экономических интересов муниципального образования и его фактической заинтересованности в соответствующем объекте государственной собственности для решения вопросов местного значения, включая возможность финансовой поддержки местного бюджета в случае недостаточности в нем средств на содержание передаваемого имущества.
Таким образом, положения абзацев шестого, седьмого, девятнадцатого, двадцать третьего и двадцать седьмого части 11 статьи 154 Федерального закона от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ по своему конституционно-правовому смыслу, выявленному в ранее принятых Конституционным Судом Российской Федерации и сохраняющих свою силу решениях, а также в настоящем Определении, предполагают в системе действующего правового регулирования необходимость учета волеизъявления органа местного самоуправления на передачу в муниципальную собственность имущества, находящегося в федеральной собственности, что требует согласованных действий органов местного самоуправления и органов государственной власти Российской Федерации. Соответственно, указанные законоположения не могут рассматриваться как позволяющие — в нарушение конституционных прав местного самоуправления и гарантий муниципальной собственности, установленных статьями 8, 12, 130, 132 и 133 Конституции Российской Федерации, — принимать решение о передаче имущества из федеральной собственности в муниципальную в одностороннем порядке, игнорируя волеизъявление органов местного самоуправления и объективную необходимость такой передачи для осуществления местным самоуправлением своих полномочий.
Аналогичная правовая позиция была изложена Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 5 марта 2009 года № 401-О-О.
Однако, как показала правоприменительная практика арбитражных судов, данная правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерация не сняла полностью неопределённости относительно истолкования указанных законоположений, поскольку органы местного самоуправления и арбитражные суды стали толковать эту правовую позицию по-разному.
Органы местного самоуправления полагали, что отсутствие их согласия на передачу им имущества, означает – в силу данной правовой позиции – невозможность такой передачи во всех случаях.
Арбитражные суды, напротив, полагали, что учет мнения данных органов обязателен, однако это именно учет, а не согласие, поэтому передача имущества органам местного самоуправления может, при определенных условиях, состояться и вопреки выраженному ими мнению.
Наиболее четко данная правовая позиция арбитражных судов Северо-Западного округа отражена в постановлении ФАС СЗО от 1 октября 2009 года по делу № А05-529/2009, где указано следующее:
«Администрация в кассационной жалобе ссылается на то, что при рассмотрении дела судом не учтена правовая позиция Конституционного суда Российской Федерации, изложенная в определении от 04.12.2007 N 828-О-П о необходимости учета волеизъявления органа местного самоуправления на передачу имущества в муниципальную собственность и объективную необходимость такой передачи для осуществления органом местного самоуправления его полномочий.
Кассационная инстанция считает, что указанная правовая позиция Конституционного суда Российской Федерации не свидетельствует о том, что имущество может быть передано в муниципальную собственность только с согласия органов местного самоуправления. Учет мнения органов местного самоуправления при решении вопроса о передаче имущества предполагает выявление позиции указанных органов и необходимость согласованных действий между органами местного самоуправления и соответствующими органами государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. При наличии объективных данных о том, что подлежащее передаче имущество по своему назначению необходимо для решения вопросов местного значения, отсутствие согласия органов местного самоуправления на передачу имущества не может служить препятствием для передачи имущества в муниципальную собственность».
При этом суды зачастую усматривали наличие «объективной необходимости такой передачи для осуществления органами местного самоуправления своих полномочий» в прямом указании закона на обязанность органов местного самоуправления принять имущество, которое в силу своей специфики должно находиться в муниципальной собственности (постановления от 3 июля 2009 года по делу № А56-29856/2008 и от 1 декабря 2009 года по делу № А56-15924/2009), хотя нам удалось обнаружить один пример, когда суд пошел по иному пути и признал незаконной передачу имущества муниципальному образованию в связи с тем, что она не была объективно необходимой для осуществления местным самоуправлением своих полномочий, несмотря на то, что спорное имущество в силу прямого указания закона относилось к муниципальной собственности (постановление от 18 сентября 2008 года по делу №А13-11957/2007). Также в двух решениях содержится указание на то, что муниципальное образование «не представило доказательств того, что имеются объективные препятствия для передачи имущества в муниципальную собственность», что косвенно свидетельствует о том, что суды, рассматривавшие эти дела, в принципе допускали, что могут иметь место такие фактические обстоятельства, которые будут достаточными для признания решения о передаче имущества из федеральной собственности в муниципальную незаконным (постановление ФАС СЗО от 7 июля 2008 года № Ф03-А73/08-1/2357 и постановление ФАС ЦО от 13 июля 2011 года по делу № А14-10787/2010/323/5).
Признание или согласие суда кассационное инстанции с выводом нижестоящих судов о незаконности передачи имущества в собственность муниципального образования в тех случаях, когда его мнение вообще не запрашивалось (постановление ФАС СЗО от 30 июля 2010 года по делу № А26-699/2007), не свидетельствует о том, что эта передача было бы признана незаконной и в том случае, когда мнение компетентного муниципального органа о несогласии с ней рассмотрено в соответствующем порядке.
Более того, в арбитражной практике встречались случаи, когда арбитражные суды игнорировали вышеуказанные правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации, указывая, что необходимость волеизъявления органа местного самоуправления распространяется только при принятии решения об изъятии и передаче имущества из муниципальной собственности в собственность субъекта Российской Федерации или в собственность Российской Федерации (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 07.12.06 N 542-О), но не при передаче имущества, находящегося в собственности Российской Федерации, в муниципальную собственность; ссылка же муниципального образования на выводы, содержащиеся в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.12.07 № 828-О-П, не может быть принята во внимание, поскольку названным Определением положения абзацев 6 и 7 части 11 статьи 154 Федерального закона от 22.08.04 № 122-ФЗ не признаны противоречащими Конституции Российской Федерации (постановление ФАС СЗО от 26 марта 2008 года по делу № А26-699/2007 и постановление ФАС ДВО от 7 июля 2008 года № Ф03-А73/08-1/2357).
Определённый интерес также представляет постановление ФАС ЦО от 13 июля 2011 года по делу № А14-10787/2010/323/5, в котором указано, что Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2007 года № 828-О-П относится к случаям передачи имущества из федеральной собственности в муниципальную собственность в связи с разграничением полномочий между органами государственной власти и органами местного самоуправления, а не к случаям передачи имущества произошла в связи с приватизацией федерального государственного унитарного предприятия (как это имело место в деле, рассматриваемом арбитражным судам). Между тем, представляется, что текст названного Определения Конституционного Суда Российской Федерации не даёт оснований для подобного вывода.
Высший Арбитражный Суд Российской Федерации также не сформулировал в своих решениях однозначную позицию относительно рассматриваемой коллизии. Так, в ряде решений (определения от 4 сентября 2008 г. №№ 11134/08, 11141/08, 11143/08, 11144/08, 11216/08 и от 19 сентября 2008 г. №№ 11838/08 и 11840/08) ВАС РФ акцентировал внимание на то, что обязанность принятия передаваемых объектов в муниципальную собственность возложена на муниципальное образование в силу закона, что, видимо, подразумевало, что волеизъявление органов муниципального образования в такой ситуации существенного значения не имеет.
С другой стороны, в определении от 6 сентября 2011 года № ВАС-10830/11 Высший Арбитражный Суд указал, что порядок передачи имущества из федеральной собственности в муниципальную собственность определен положениями части 11 статьи 154 Федерального закона от 22.08.2004 № 122-ФЗ, которые применяются в судебной практике с учетом Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 04.12.2007 года № 828-О-П, предусматривающего совершение согласованных действий между соответствующими органами государственной власти Российской Федерации и органами местного самоуправления по передаче имущества из федеральной собственности в муниципальную собственность, и положения части 11 статьи 154 Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ, регулирующие такие правоотношения, не могут рассматриваться как позволяющие принимать решение о передаче имущества из федеральной собственности в муниципальную в одностороннем порядке, игнорируя волеизъявление органов местного самоуправления и объективную необходимость такой передачи для осуществления местным самоуправлением своих полномочий.
В определениях от 28 ноября 2011 года № ВАС-15361/11 и от 12 марта 2013 года № ВАС-17249/12 суд занял здесь своего рода промежуточную позицию, указав, что ссылка заявителя о необходимости учета волеизъявления органа местного самоуправления на передачу в муниципальную собственность имущества, находящегося в федеральной собственности, не может быть принята во внимание, поскольку согласование позиций федерального и муниципального органов власти должно осуществляться с учетом состава и назначения передаваемого имущества для реализации полномочий федеральной власти и местного самоуправления в целях обеспечения баланса интересов всех сторон правоотношения.
Определённый интерес представляет определение ВАС РФ от 21 декабря 2009 года № ВАС-16219/09, в котором он согласился с позицией нижестоящих судов о том, что отсутствие у муниципальных образований денежных средств, необходимых для содержания передаваемого имущества, само по себе не может служить достаточным основанием для признания такой передачи незаконной.
Выявленное разнонаправленное понимание органами местного самоуправления и арбитражными судами правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации сформулированной в Определении от 4 декабря 2007 года № 828-О-П, а также не всегда идентичные подходы арбитражных судов к соответствующей проблеме даже в рамках их модели толкования, обусловлено не в последнюю очередь тем, что указанное решение содержит в себе некоторую неопределенность. С одной стороны, оно основано на правовых позициях, которые предполагали обязательность волеизъявления соответствующих органов для наступления необходимых правовых последствий. С другой стороны, оно оперирует такими понятиями, как «учет», «игнорирование волеизъявления» и «объективная необходимость», которые, при их буквальном толковании, ориентируют на ту позицию, которую часто занимал ФАС СЗО, а именно, что отсутствие согласия органа местного самоуправления не является непреодолимым препятствием для передачи имущества муниципальному образованию (хотя необходимо заметить, что в вышеназванных постановлениях от 3 июля 2009 года по делу № А56-29856/2008 и от 1 декабря 2009 года по делу № А56-15924/2009 ФАС СЗО чересчур ограничительно подошел к толкованию даже понимаемой таким образом правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации).
Результатом этого явилось обращение в Конституционный Суд Российской Федерации Совета народных депутатов Кемеровской области с ходатайством о разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2007 года № 828-О-П.
Заявитель утверждал, что изложенные в данном Определении правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации в практике арбитражных судов трактуются неоднозначно и получают противоречивое применение при рассмотрении дел, связанных с разграничением собственности, а именно в одних случаях исключают, а в других — не препятствуют признанию правомерными односторонних решений органов государственной власти о передаче муниципальным образованиям тех или иных объектов федеральной собственности. В связи с этим заявитель просил ответить при этом на вопрос, вытекает ли из принятого Конституционным Судом Российской Федерации решения запрет на одностороннюю передачу имущества из федеральной собственности в муниципальную при выявлении в судебном порядке хотя бы одного или же совокупности приведенных фактов: а) наличие мотивированного письменного возражения на такую передачу от органа местного самоуправления; б) отсутствие фактической заинтересованности в соответствующем объекте государственной собственности ввиду его непригодности к использованию для решения вопросов местного значения либо возникновения существенных, не предусмотренных текущим муниципальным бюджетом и не возмещенных из бюджета соответствующего уровня бюджетной системы дополнительных расходов; в) наличие существенных неразрешенных разногласий между органами местного самоуправления и соответствующими органами государственной власти Российской Федерации относительно условий и порядка передачи имущества. Кроме того, заявитель просил разъяснить, не вытекает ли из изложенных в упомянутом Определении Конституционного Суда Российской Федерации правовых позиций необходимость устранения пробела в правовом регулировании в рамках Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ процедур учета финансово-экономических интересов муниципального образования, его фактической заинтересованности в соответствующем объекте государственной собственности, выявления объективной необходимости такой передачи и учета волеизъявления органов местного самоуправления.
Конституционный Суд Российской Федерации не стал прямо отвечать на вопросы, поставленные в ходатайстве заявителя, решив отказать в принятии обращения к рассмотрению Определением от 7 февраля 2012 года N 234-О-Р. Однако в данном Определении Конституционный Суд Российской Федерации вкратце повторил правовую позицию, изложенную Определения от 4 декабря 2007 года № 828-О-П, указав, что передача в муниципальную собственность имущественных объектов, находящих в федеральной собственности, в связи с разграничением полномочий между органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления требует учета волеизъявления органа местного самоуправления на такую передачу, согласованных действий органов местного самоуправления и соответствующих органов государственной власти Российской Федерации, а также учета финансово-экономических интересов муниципального образования и его фактической заинтересованности в соответствующем объекте государственной собственности для решения вопросов местного значения, включая возможность финансовой поддержки местного бюджета в случае недостаточности в нем средств на содержание передаваемого имущества, и подчеркнув недопустимость принятия такого рода решений в одностороннем порядке с игнорированием волеизъявления органов местного самоуправления, а также без учета наличия объективной необходимости в передаче имущества для осуществления местным самоуправлением своих полномочий.
В связи с этим представляет интерес анализ того, какой стала практику арбитражных судов после данного решения Конституционного Суда Российской Федерации.

Вас может заинтересовать ::  Льготы Ветеранам Труда В Музеях Москвыв

Высший Арбитражный Суд в определениях от 22 апреля 2013 года № ВАС-4204/13 и от 27 августа 2013 года № ВАС-11040/13 согласился с позицией нижестоящих судов о том, что решение о передаче имущества не может быть принято без учета волеизъявления Администрации, без проведения предусмотренных Законом процедур, а также без учета состояния передаваемого имущества из федеральной собственности в муниципальную собственность, которое могло быть выявлено соответствующей комиссией, определяющей возможность использования муниципальным образованием передаваемых объектов по назначению в целях реализации функций местного самоуправления, исходя из его финансово-экономических возможностей.
В Постановлении от 17 декабря 2013 года № 10278/13 Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации прямо указал, что по вопросу о порядке передачи имущества Конституционным Судом Российской Федерации было принято определение от 7 февраля 2012 года № 234-О-Р, согласно которому арбитражные суды в каждом конкретном деле на основе исследования всего комплекса фактических обстоятельств самостоятельно решают вопросы о том, было ли учтено в процессе передачи имущества из федеральной собственности в муниципальную волеизъявление соответствующего органа местного самоуправления, а если орган местного самоуправления по каким-то причинам отказался от согласования передачи имущества, то не является ли это его решение произвольным. Проверка законности и обоснованности конкретных решений арбитражных судов относится к компетенции их вышестоящих инстанций. При этом необходимо учитывать финансово-экономические интересы муниципального образования и его фактическую заинтересованность в передаваемом объекте для решения вопросов местного значения. Следовательно, необоснованное непринятие соответствующего решения публичными образованиями при наличии в законе требования о передаче имущества из одного уровня собственности в другой в результате разграничения полномочий между органами власти не должно препятствовать процедуре передачи имущества в случаях, установленных законом.
Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в постановлении от 19 октября 2012 года по делу № А05-13899/2011 указал, что для безвозмездной передачи в муниципальную собственность находящегося в федеральной собственности имущества необходимо соблюдение таких условий, согласие органа местного самоуправления, объективная необходимость такой передачи для осуществления местным самоуправлением своих полномочий и возможность фактического использования передаваемого имущества для решения вопросов местного значения.
В постановлении от 6 декабря 2012 года по делу № А13-458/2012 ФАС СЗО указал следующее:
«. Действующим законодательством определен порядок передачи находящегося в федеральной собственности имущества, которое может находиться в муниципальной собственности и использоваться муниципальным образованием по назначению для определенных законом целей, и передача такого имущества при наличии на то волеизъявления сторон осуществляется в установленном законом порядке.
Порядок передачи имущества из федеральной собственности в муниципальную собственность определен частью 11 статьи 154 Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее — Закон N 122-ФЗ) с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, изложенных в постановлении от 30.06.2006 N 8-П и определениях от 07.12.2006 N 542-О и от 04.12.2007 N 828-О-П.
В соответствии с частью 11 статьи 154 Закона N 122-ФЗ имущество, находящееся в федеральной собственности, которое может находиться в собственности субъектов Российской Федерации или муниципальной собственности, подлежит безвозмездной передаче в собственность субъектов Российской Федерации или муниципальную собственность, если нахождение указанного имущества в федеральной собственности не допускается, в том числе в результате разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления.
В силу статьи 14 Федерального закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» к вопросам местного значения поселения относятся содержание муниципального жилищного фонда, организация в границах поселения электро-, тепло-, газо- и водоснабжения населения, водоотведения, снабжения населения топливом.
На основании статьи 50 названного Закона в собственности поселений может находиться имущество, предназначенное для электро-, тепло-, газо- и водоснабжения населения, водоотведения, снабжения населения топливом, для освещения улиц населенных пунктов поселения.
Решение о передаче имущества из федеральной собственности в муниципальную собственность принимается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим полномочия собственника имущества, если иное не установлено Правительством Российской Федерации.
Суды установили, что оспариваемое распоряжение принято на основании части 11 статьи 154 Закона N 122-ФЗ без согласия муниципального образования «Город Сокол».
Суды пришли к выводу, что имущество, относящееся к объектам муниципальной собственности, подлежит передаче муниципальному образованию в соответствии с частью 11 статьи 154 Закона N 122-ФЗ, однако с учетом правовой позиции Конституционного суда Российской Федерации, изложенной в определении от 04.12.2007 N 828-О-П, о необходимости учета волеизъявления органов местного самоуправления при передаче имущества в муниципальную собственность и объективной необходимости такой передачи для осуществления органами местного самоуправления своих полномочий.
Суды установили отсутствие в материалах дела надлежащих доказательств волеизъявления Администрации на принятие в муниципальную собственность города Сокол спорных объектов.
Суды также установили, что спорные объекты, предназначенные для обслуживания объектов Колонии N 4 и жилых домов по улице Сосновая города Сокол, находятся в неудовлетворительном состоянии и не могут быть использованы по целевому назначению, что требует значительных финансовых средств для их ремонта. В связи с этим не обеспечен баланс интересов сторон.
В таком случае вывод судов при отсутствии доказательств положительного волеизъявления уполномоченного органа муниципального образования «Город Сокол» о неправомерности передачи спорного имущества из федеральной собственности в муниципальную собственность является правильным и основан на конкретных обстоятельствах дела».
Таким образом, ФАС СЗО, по сути, согласился с мнением муниципальных образований относительно того, каким образом надлежит понимать правовую позицию Конституционного суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 4 декабря 2007 года № 828-О-П.
В постановлении от 20 декабря 2012 года по делу № А56-63397/2011 ФАС СЗО также обратил внимание на недопустимость принятия решения о передаче имущества в муниципальную собственность без учета волеизъявления муниципального образования, установления объективной необходимости передачи в муниципальную собственность имущества для его использования в целях реализации функций местного самоуправления, суд первой инстанции правомерно удовлетворил заявленные требования, финансово-экономических интересов муниципального образования, включая возможность финансовой поддержки местного бюджета в случае недостаточности в нем средств на содержание передаваемого имущества, и его фактической заинтересованности в соответствующем объекте государственной собственности для решения вопросов местного значения.
В тоже же время, в постановлении от 13 мая 2014 года по делу № А44-3821/2013 занял ту же правовую позицию, что и Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Постановлении от 17 декабря 2013 года № 10278/13.
Таким образом, можно констатировать, что в настоящее время арбитражные суды Российской Федерации при толковании правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 4 декабря 2007 года № 828-О-П, заняли позицию, которая в большей степени отвечает имущественным интересам муниципальных образований, нежели предыдущая позиция арбитражных судов.

Вас может заинтересовать ::  Может Ли Быть, Что Ипотека Военная Досрочно Погашена,А Обременение Не Снято

Нарушение Имущуственных Прав Органов Местного Самоуправления

10. ВМЗ и основные полномочия ОМСУ в области транспортного обеспечения определены Федеральными законами от 06.10.2003 №131-ФЗ и от 13.07.2015 №220-ФЗ «Об организации регулярных перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом в Российской Федерации»:

Экономическая основа местного самоуправления (как институт муниципального права) — это совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения, возникающие при формировании и управлении муниципальной собственностью и средствами местных бюджетов, а также при реализации имущественных прав муниципальных образований.

Типичные нарушения законодательства о государственной и муниципальной собственности

порядок планирования и принятия решений об условиях приватизации муниципального имущества (ч. 3 ст. 51 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», п. 1 ст. 10, п. 4 ст. 14 Федерального закона «О приватизации государственного и муниципального имущества»);

непринятие мер по защите государственных и муниципальных имущественных интересов, привлечению виновных в причинении ущерба к ответственности. При значительной задолженности по арендным платежам вопрос об их взыскании в судебном порядке, о применении такой меры гражданско-правовой ответственности, как неустойка, не ставится.

Круг органов, относящихся к государственным органам и органам местного самоуправления, определен ст. 125 ГК. На уровне Федерации это Федеральное Собрание, Президент, Правительство, федеральные органы исполнительной власти (в частности, министерства, государственные комитеты). На уровне республики — законодательное собрание или иной представительный орган, органы исполнительной власти республики: президент, правительство, республиканские министерства, ведомства. В крае, области, автономной области, автономном округе — законодательное собрание или дума, администрация субъекта РФ, ее комитеты, департаменты, управления. В муниципальных образованиях — городские, сельские, поселковые собрания народных представителей или местные советы, муниципальные органы исполнительной власти (например, районная администрация).

Вас может заинтересовать ::  Неуплаченный Налог На Доходы Физических Лиц

5. Причиненные незаконными действиями государственного органа, органа местного самоуправления гражданину или юридическому лицу убытки подлежат возмещению в объеме, предусмотренном ст. 15 ГК. Они должны быть возмещены в полном объеме, если законом или соглашением сторон не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Ответственность органов местного самоуправления за неправомерные действия

Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) органов местного самоуправления либо их должностных лиц, в том числе в результате издания не соответствующего закону акта, возмещается за счет казны муниципального образования согласно ст. 1069 ГК. Данная статья сформулирована с учетом требований ст. ст. 33 и 53 Конституции РФ и ст. 16 ГК и является специальной. В ней предусмотрены особенности, отличающие ее от общих правил деликтной ответственности. Они выражаются, во-первых, во властно — административном, т.е. юридически обязательном, одностороннем характере действий органов местного самоуправления, а также их должностных лиц; во-вторых, в том, что причинение вреда вызвано противоправными действиями указанных субъектов.

Органы местного самоуправления согласно ст. 20 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» являются юридическими лицами. Это означает, что они самостоятельно выступают в гражданском обороте и несут ответственность за совершаемые ими действия.

Уполномоченные на распоряжение земельными участками органы в 3-дневный срок после государственной регистрации указанного договора аренды направляют в Министерство имущественных отношений Российской Федерации (его территориальные органы) или в уполномоченный орган государственной власти субъекта Российской Федерации копию договора аренды с отметкой о его государственной регистрации.

а) осуществлять контроль за перечислением в федеральный бюджет средств от продажи земельных участков, находящихся в государственной собственности (далее именуются – земельные участки), а также от продажи права на заключение договора аренды земельного участка на торгах (аукционах, конкурсах)